Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  любовная лирика

Сергей Шиповник. Избранные стихи, песни, рассказы

Автор: schipovnik , сборник: Сборники
опубликовано: 01/06/2017 08:08, послед. редакция: 01/06/2017 08:15
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 129, рецензий: 1

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
СЕРГЕЙ ШИПОВНИК





ИЗБРАННЫЕ
СТИХИ
ПЕСНИ
РССКАЗЫ


https://yadi.sk/i/hbArmMWA3JiFjd - скачать сборник "Сергей Шиповник. Избранные стихи, песни, рассказы" бесплатно с Яндекс.диск в формате fb2 (скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)







© 2017 – Сергей Шиповник



О книге. В сборник вошли стихи и песни разных лет творчества, кроме того короткие рассказы на разные темы. Здесь читатель может познакомиться как с современными прозаическими зарисовками, так и с историческими сюжетами.
При составлении сборника автор руководствовался собственным вкусом, и одновременно учитывал мнения читателей.
Часть песен можно послушать в сети интернет по соответствующим поисковым фразам (имя автора + название песни).


1. СТИХИ

ЭКСПЕРИМЕНТ

В могиле сыро и темно,
В могиле - там темно и сыро,
Но так вот уж заведено:
У всех отдельная квартира.
В могиле не отключат газ,
И электричества не нужно,
Не нужен также дров запас,
Какая бы ни злилась стужа.
В могиле лучше, чем в тюрьме -
Там нет подъёма, нет отбоя,
Не проведут эксперимент
Над беззащитным, над тобою.
Но я в могилу не спешу,
Я поживу ещё немножко.
Я по дорожкам похожу,
А, прежде выпью на дорожку.

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, июнь 2015


ДАВНО И ДОЛГО

Я люблю тебя давно и долго...
Несоизмеримость мой удел.
С тех времён, в гостинице у Волги,
Над планетой маленьких людей,
Где ты нажимала мне на кнопки
Лифта "сэсэсэр энд ренессанс",
Горничные жаждали, где робко
Тряпками в нас мокрыми бросать.
Где в буфере вилки-инструменты
Чуть не под расписку выдают.
Жаль, что принимать, как комплименты,
Стыдно нам свободу и уют.
Я люблю тебя примерно столько,
Сколько утекло в реке воды,
Ты меня и резала осколком,
И меня ж выхаживала ты.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, зима 1996






Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ ДАВНО И ДОЛГО

Я люблю тебя давно и долго…
И теперь, на перекрестке лет
У меня любви скопилось столько,
Сколько на Земле, должно быть, нет.

Вот и ты,
Вспорхни над перекрестком,
Полетим, над тенями планет…

Если любишь –
Все легко и просто.
Если любишь –
Перекрестков нет.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, осень 2007







СКАТЕРТЬЮ ДОРОГА

Пришёл один,
Уйду один,
Тускнея на закате.
Ни бог,
Ни царь,
Ни господин...
Зато дорога - скатерть!

© Сергей Шиповник, Босния и Герцеговина, Сараево, весна 2014











ПОДАРИ МНЕ ЛУННУЮ ПЕЧАЛЬ
Подари мне лунную печаль…
Там,
На дне Луны,
В лимонном свете
Бабочки станцуют
Желтый танец
О прощении
И о любви…

Только ты прощай меня теперь
Чаще,
Чем страдаю я от боли,
Здесь,
В своей заброшенной пустыне,
Желтой
Как осенняя
Луна.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007




ПРИМА СКРИПКА




Когда Она появлялась
Он падал
К Её
Ногам…
Растоптанный в жалкую малость
Молился ее
Богам…
Вплетая смычка узоры
В альпийской сосны аромат,
Слезами ночей бессонных
Кропил
О любви
Тома.
О том,
Что никто на свете,
Как он
Не склонялся ниц,




О том,
Как Она на рассвете
Поёт
Голосами птиц

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград.2007




А ЛЮБОВЬ - ОНА ВНЕ РАССТОЯНИЙ


А любовь - она вге расстояний.
У нее бесформенный размер.
Например, не так близка без расставаний,
Или, например, другой пример...
Да и не особенно-то нужно
Эту емкость чем-то измерять,
Это все равно, что студить стужу,
Или звездный блеск руками брать.
Да и не особенно-то надо
О любви допрашивать себя,
Или, там, устраивать парады,
В мендельсоны медные трубя.
Не труби, и не люби. Не мучай!
Отпусти, пусть катится с горы,
И поймешь, что для нее нет лучше
Чем само собой, в тартарары.
© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007



Я ВСЕГДА ИСКАЛ СЕБЕ ПРИЮТ

Я всегда искал себе приют…
Люди, ведь, снуют, снуют, снуют.
Ищут что-то,
Кое-что находят.
Кто - на выходе,
А кто - еще на входе…
А приют -
Свой собственный уют
Каждой клеточке,
Листочку,
Веточке,
Каждой мысли
Притаившейся и ждущей…
Жаждущей
Воды
Не зря
Текущей.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007



Лебеди

Эти земли скоро окрылит молва -
Прилетают лебеди в апреле.
Стаям птиц такие острова,
Как новорожденным колыбели.

Блеска непристрелянных стволов
Не пугайтесь, лебеди, не надо!



Я приплечить гулкого приклада
Не смогу у ваших островов.

© Сергей Шиповник, Россия, Ленинград, весна 1983









ЛИШЬ ТОЛЬКО В НЕБЕ ЗАГОРИТСЯ МАЛЕНЬКИЙ КОСТЕР

Лишь, только в небе загорится маленький костёр,
Я выйду на зелёный и широкий двор,
Присяду на скамейку у платана,
И всем спою по-русски Челентано:

"Палермо, Рим или Милан -
Притихнет мафиозный клан:
"Итальяно поёт,
Адриано,
Адриано
Челентано, О!"

Припев:

Нет, мне не нужен лимузин,
В котором ездил римский папа,
Я в крайнем случае в такси,
Пешком, так вообще без бабок.

И в скромном замке на песках,
На средиземной, на ривьере
Хожу в дырявых я носках,
Я не строптив, во всем умерен."


© Сергей Шиповник, Турция, Стамбул, осень 2012






ДОЧКИ ИЛИ СЫНОЧКИ

В темном чулане - дочки.
В светлом чулане - сыночки.
А в полутемном двойняшки,
Те, что родятся в тельняшке.
Если получится в бане,
Или с утра на диване,
Может по три даже штуки
Вам, в ваши добрые руки.
Ну а придётся на столике -
Будут плодиться, как кролики.

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, осень 2015












ЛИШЬ ОДИН УПОКОЙ ДЛЯ ДУШИ

И на том, и на это свете
Человек пребывает один,
И ему ничего не светит
С завершением жизни картин,
Там ему ничего не нужно,
Хоть на крышке гроба спляши!
Сахар в чашке, но чай остужен,
Лишь один упокой для души.

© Сергей Шиповник, Россия, Тюмень, весна 1984












И НЕТ МНЕ НА ЗЕМЛЕ ОБИТЕЛИ

И нет мне на
Земле обители,
И не построили ещё поместья,
А те, кто на меня обиделись,
Сами собой расстреляны на месте.
А что мне делать с нобелевской премией?
Её куда заныкать?
Когда ступня застрянет в стремени
Не будет времени
Похныкать.
И что то держит, что то хваткое,
Как будто я потенциален
Испечь коврижку с жизнью сладкою,
Как будто я универсален.
Грузите больше!
Все ко дну пойдём:
Вдвоём,
Втроём,



Хоть кучею,
Но если уж со дна подъём,
То только с жизнью лучшею!

© Сергей Шиповник, Россия, Москва, 1999






КАК Я НАШЕЛ В СЕБЕ ТАЛАНТ

Как я нашел в себе талант?
А я и не искал!
Он за нос сам меня водил и за уши таскал.
Валил и ребра мне крушил,
Печенки отбивал...
Ночами мучил за гроши,
И этих не давал.
И отмахнуться от него
Никак не отмахнусь.





Да фиг с ним!
Пусть себе живёт,
И рядом будет пусть.

© Сергей Шиповник, Испания, Барселона, 2012








ИСТОЩЕННО ДЕНЬ ОСЕННИЙ ВЯЛ

Истощенно день осенний вял,
Вороша листвы истлевшей прах...
Я в твоих глазах искал себя,
А нашел тебя в своих глазах.
Значит вышло все наоборот:
Мир обманчив, как прилавков шум,
Если я назло фасонам мод
Твой подъезд сонетами бужу.

Сергей Шиповник, Россия, Ленинград, осень 1982








НА КРАЕШКЕ ВОЙНЫ

Когда снарядов гул молчал,
И пули не слышны,
Солдатки сделали привал,
На краешке войны.

Была зловещей тишина -
Не слышно певчих птиц.
Ты забрала у нас, война
Чижей, щеглов, синиц.

Опустошила всё до дна,
До тла сожгла мосты.
Эй, ненавистная война,
Не заигралась ты?!

Мы перестали отступать,
Но не пришёл покой,
Теперь пора врага погнать
Дворовою метлой!

За нашу русскую красу,
Спокойствие страны...
Мечтали девушки в лесу,
На краешке войны.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, весна 2017








Я ПО ВОЛЕ ВСЕВЫШНЕГО


Я по воле Всевышнего
Волей надышан...
Ухожу, наступая на пепел и прах,
И отталкиваясь
Легче и выше,
Вот взметнул, и парю в небесах...
Что минуты, часы, марафоны,
Приземленная тяжесть в ступнях?
Освященной лучами в окладе иконой
Мир покину в закат бытия.
Я уйду, но останутся мысли,
Менестрелей моих голоса;
В переносном, в прямом,
В неосознанном смысле
Я на мир закрываю глаза.

© Сергей Шиповник, Украина, Харьков, лето 2012





ПРИНЦ ЗАМОРСКИЙ



Я иду, а мне навстречу
В переливах золотых
Вьются волосы по плечи,
И походкою беспечной
В перспективе быстротечной,
Просто так проходишь ты.

Что-то есть (подумал мельком)
В этом золоте до плеч,
В этом запахе апрельском,
В этом образе библейском;
Подхожу к тебе житейски,
И держу такую речь:

"Я тут знаешь ли, не местный,
Заблудился, заплутал,
А ищу такое место...
Сам не знаю, если честно...
В общем я ищу невесту,
Видно час такой настал.

Вот такую, золотую,
Кудри-волосы до плеч,
Непременно чтоб святую,
И в душе чтоб не пустую,
Извини, что я рискую
На себя твой гнев навлечь."

Отвечает мне невеста
Перспективная моя:
"Ты, конечно, интересный,
Принц заморский, принц не местный,
Но со мною бесполезно -
Год, как замужем уж я."

Прочь пошел своей дорогой...
И зачем я к ней пристал?
Размечтался я немного,
Думал скажет ненароком:
"Я жена тебе от Бога,
Обо мне, ты принц, мечтал!"

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, март 2017





ЗАСТОЛЬНАЯ КНИГА РЫБАКА И ОХОТНИКА НИЖНЕВОЛЖСКИХ ГУБЕРНИЙ. ИЗБРАННОЕ. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ КОНЕВ

...Вот предприниматель Конев.
У него аж три коня:
Девяностая девятка,
Да газель накрыл палаткой,
И какая-то ещё...
Мотоцикл, тот не в счёт.
А, забыл! Казанка-лодка,
Из Казани, так сказать,
Так вот с этой самой лодки,
С осетрины и селедки
Он теперь торгует водкой,
Кум царю, министру зять...

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 1995






ЗАСТОЛЬНАЯ КНИГА РЫБАКА И ОХОТНИКА НИЖНЕВОЛЖСКИХ ГУБЕРНИЙ. ИЗБРАННОЕ. ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО


...Придут бывалочи гостечки,
А ты икры на стол с пол бочки!
Ещё с собой впридачу брали,
И никакой тебе морали.
Теперь её и вкус забыли:
Барыги с города наедут,
Берут, что свежую намыли,
За ними уж другие следом.
Да норовят все больше ведрами -
У них уже коны наметаны,
А с меньшим могут не возиться,
Чего с ней мелочью носиться?
И Женя первый спец по рыбе
Мыл на моих глазах икруху
В каком-то в дырочку корыте
Гонял дробиночки по кругу.
Он колдовал над чёрным золотом
Пересыпая солью молотой,
Рационально это стряпал,
Не проронив икринки на пол...

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 1995









ЗАСТОЛЬНАЯ КНИГА РЫБАКА И ОХОТНИКА НИЖНЕВОЛЖСКИХ ГУБЕРНИЙ. ИЗБРАННОЕ. ДРАМА ПРОВИНЦИАЛЬНОГО КОРРУПЦИОНЕРА


...А сегодня ничего не положили,
И подмышкою пакет не шелестит:
"Марфа, мы напрасно день прожили!"
Марфа, удрученная, смолчит.
Или вставит втык для профилактики:
Чтоб поменьше пузом торговал,
Отличал теорию от практики,
Чтобы и печатал, и.. ковал.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 1995



НА САЛЮТ
- Не «куда», а на салют!

- Что же в нем хорошего?

- Красочно и дёшево,
Празднично и весело,
С танцами и песнями,
Соками, мороженным,
В общем, как положено!
Люди все куда идут?

- Так, понятно, на салют!


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград 2007

69(18+)

1. Решила тётя с дядей "шесть на девять".
- Ты, будешь "шесть", а я побуду "девять".
Но дядя тут же начал возмущаться:
- А че мы будем Западу уподобляться?
Давай как и обычно - "шестью-шесть",
Не нужно на многоэтажку лезть,
Смотри попроще, ты на это дело -
Засунул, вынул, и храпи сопело.
Но тете той романтики хотелось,
Подумала: "Ну, хватит, натерпелась!"
- Не хочешь по хорошему и кротко?
Так получай по роже сковородкой!

2. Что ж? Дядя уши опустил, перевязал личину.
Решил: ну, ладно, буду дурачиной,
Давай, показывай свои шедевры,
С тобой поспорь - попортишь только нервы!
Прилег он на софу, молчит, не пикнет.
А тётя: что молчишь? Прильни ко мне, приникни,
Прочувствуй всю меня до самой глубины,
Получишь в ужин рюмку и блины.
Но дядя , в сих развратах неумелый,
Как зачерпнет он тетю ошалело,
Да, хорошо, инфарктов не случилось!
Но важно : "девять на шесть" получилось!

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, 2015


ПОЗДРАВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ДИРЕКТОРУ


Всегда он оптимальный
Директор генеральный,
Почти главнокомандующий,
Словно генерал.
На высоте стоит он
Он грамотен, воспитан,
Нелёгкие решения
Не раз уж принимал.
Нелёгкие решения
Жизнеобеспечения,
На нашем производственно-
Финансовом пути.
Он вел всех нас к прорыву
Брал инициативу,
Директора надежней
И в мире не найти.
Сегодня именины,
Сегодня день рожденья,
И мы его собрались
Поздравить от души.
Пусть будет магистральным
Весь путь, Ваш генеральный,
Здоровья, Вам и счастья,
И подвигов больших!

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, лето 2015


ЧЕРТИ ЧТО


Ну и сообщество! Чёрт знает что!
Чёрт побывал здесь в чертячьем пальто,
И написал на воротах коммент:
Очертенели вы, сил моих нет!
Дьявола вы не боитесь тут все -
Крутитесь в чертовом вы колесе,
Жаритесь пятками тут на углях,
Стыдно за вас, чёрт возьми, трах-бах-шлях!
Чертополохом питаетесь тут,
Пьете чертовски здесь всякую муть,
Прямо до чертиков, прям до черты,
На чертовщину лихи и круты.
Вас тут не дюжина - целая рать
К черту всех слать, гоготать и орать.
Всыпать бы вам, наказать вас чертей,
По пятьдесят иль по сотне плетей,
Чтобы боялись меня вы черта,
Так тут зажрались, что чёрт не чета!

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, осень 2015


ПОЗДРАВЛЕНИЕ ДИРЕКТОРУ


Не просто Вы директор,
Вы судеб архитектор,
От Вас зависят: климат,
И дружба, и любовь.
Влиятельный и строгий,
Большой пример для многих,
Вы наш ходячий символ,
Вы наш отец и бог.
Бывает, скажет неуч:
"Дык это ж проще репы:
Рули и на педали,
Потверже нажимай,
Плати людЯм зарплату,
Жури всех виноватых,
И о своём кармане
Почаще вспоминай".
Но это скажет глупый,
В директорскую шкуру
Полезет только сильный,
И только волевой.
Подтянут, хризматичен,
От всех других отличен,
Директор - тот кто первым
Пойдёт в неравный бой.
А наше поздравленье
Сегодня с днём рожденья -
Есть преданная клятва
Быть верными всегда,
Мы, рук не покладая,
Сердец не остужая,
Директору желаем
И мира, и труда.

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, лето 2015

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ГЛАВНОМУ БУХГАЛТЕРУ


Родная, дорогая, любимая Вы наша,
Мы ясно понимаем - трудна работа Ваша.
Балансы, дебет-кредит, в статистику отчеты,
Еще и напрягают складские Вас учеты.
К тому же руководство велит не расслабляться -
Налоговых инспекций и разных КРУ пугаться.
Но главное, не это, а то, что с делом Вашим
И наше предприятие, и мир добрей и краше.
Бываем мы ленивы, подчас нерасторопны,
Приходится на нас пусть порой ногою топнуть,
Но Вы не обижайтесь на нас, и нас прощайте,
Ошибки забывайте скорей и не серчайте.
А мы всем коллективом как двинемся в атаку!
Испишем морем цифр компьютеры, бумагу,
Поможем Вашим главным бухгалтерским решеньям...
Здоровья Вам и счастья, успехов, с днём рожденья!

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, лето 2015


ВОСЬМОЕ МАРsА


Танечка, Оксанка, и Иринка

Как - то собрались на вечеринку.

Губки, щечки, носики, реснички -

В общем-то девчонки-симпатички.




Вызвали такси они к подъезду,

Звездаполяр мчит, машины вместо.

Вышел к ним в скафандре Звездалетчик,

Мол, слетаем к нам на огонечек.




Вместе потусуемся на Марсе,

Справим до утра Восьмое Марта,

Клёвые ребята-марсиане

Заждались нас в марсианской бане.




Прилетели . Все как будто чинно.

Вроде бы солидные мужчины.

Тот, кто самый главный – Марсиандр:

- Здрасьте , - и быстрей снимать скафандр.




- Ну, ребята, - говорит Иринка,-

Тут у Вас секс-клуб иль вечеринка ?

Ни цветов, ни торта, ни подарков!

И, короче: в вашей бане жарко.





Молвила Оксана: - С вашим Марсом

Нам не увидать Восьмого Марта.

Ни стихов, и музыки, ни танцев -

Так что вам счастливо тут остаться!





- Эй, пилот,- ему сказала Таня, -

Не нужны такие нам свиданья.

Оправляй на Землю звездаполяр -

Мы стартуем с марсового поля!


Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, весна 2007








К ЮБИЛЕЮ ФИРМЫ


Сегодня фирмы юбилей.
Для нас что это значит?
Мы стали, может быть, старей
И выглядим иначе?
Мы стали, может быть, глухи
К докучному клиенту?
На рынке, может быть, плохи?
В делах некомпетентны?
Да нет же! Рейтинг наш высок!
Он выше телебашни!
Мы в небо сделали бросок,
И нам никто не страшен:
Ни из-под пола конкурент
С идей пакетом классным,
Ни в Интернете оппонент
На форуме горластом.
Мы даже в отдыхе своем —
На пляже и на даче —
В честь фирмы нашей гимн поем,
Желая ей удачи.
Желая ей преодолеть
Любые испытания,
Желая фирме не болеть,
Добра и процветания!

© Сергей Шиповник, "Чем Развлечь Гостей" / Выпуск 7(74)2008 /


ОБОЛВАСЬКИНЫ ИМЕНИНЫ


Кот по кличке Оболваська
Именины отмечал.
Пригласил он киску Аську
В свой трехкомнатный подвал.
Угощал ее сарделькой
Из помойного ведра,
И, воды напившись в стельку,
Ей мурлыкал до утра:
"Любит Аську Оболваська
За ее искристый мех,
За прищуренные глазки,
За ее мяучный смех.
И ревнует, озверело,
Асю к каждому коту:
Их на нюх, чтоб не имела,
Не имела чтоб в виду!"

Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2006





2. ПЕСНИ


ДА, ЛЮБИМЫЙ




1. А в окне небо звездное,
Ледяное, бесслезное;
В гуще темной материи
Мирозданья спираль.
А в ладонях все греется,
Но вот-вот и развеется
Нашей страсти феерия,
Улетит ввысь и вдаль.

Припев:
Но твердит мне шепот твой:
Да, любимый, ангел мой,
Не забуду,
Не забуду,
Да, любимый, ангел мой.
Мой любимый,
Да, любимый,
Не забуду, ангел мой.

2. По отметкам, и ощупью
К своему я сокровищу,
Без услуг навигатора
По спирали помчусь.
Будут звезды безмолвствуя,
Нашей страсти потворствовать,
Будем мы на экваторе
Самых преданных чувств.

Припев:
Но твердит мне шепот твой
Да, любимый, ангел мой,
Не забуду,
Не забуду,
Да, любимый, ангел мой.
Мой любимый,
Да, любимый,
Не забуду, ангел мой.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, зима 2017


КВЕРХУ ДНОМ


1. Ты сказала мне
На прощание:
Я не вещь твоя,
Я есть я.
Перекрыла мне
Кран дыхания,
Я не твой теперь,
Ты
Не моя.

Припев:
Все перевернула кверху дном;
Не устал я думать о былом,
Как ныряли с палубы вдвоём,
Вдвоём.
И как уносил нас параплан
В сказочный воздушный океан,
В сказочный любовный океан,
Океан.

2. А ныряли мы
За медузами,
Открывали мы
Острова,
Были Куками,
Лаперузами,
А теперь болит,
Ай,
Голова.

Припев:
Все перевернула кверху дном;
Не устал я думать о былом,
Как ныряли с палубы вдвоём,
Вдвоём.
И как уносил нас параплан
В сказочный воздушный океан,
В сказочный любовный океан,
Океан.

3. Под лианами,
Под бананами
Был единственный
Кандидат,
Но Колумбами,
Магеланами
За борт выброшен,
И
Виноват.

Припев:
Все перевернула кверху дном;
Не устал я думать о былом,
Как ныряли с палубы вдвоём,
Вдвоём.
И как уносил нас параплан
В сказочный воздушный океан,
В сказочный любовный океан,
Океан.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, зима 2017

ПРАЗДНИЧНЫЙ ПИРОГ





1. У тебя квартира на втором этаже, окно с цветами,
У тебя родители приедут с работы ровно в шесть,
Так давай успеем то, о чем мы на лекции мечтали,
А иначе можно до шести не успеть, ой, не успеть.

Припев:

Успеем, успеем, успеем,
Прежде чем растает снег,
Успеем, успеем, успеем,
В этом заключается успех!

2. Мы снимаем тесную рукам, и движениям одежду,
Друг на друге ловим каждый шорох, и ловим каждый вздох,
С новым опытом таким в дополненье теплится надежда,
Чтобы вдруг, да не застукали родители нас врасплох.

Припев:

Успеем, успеем, успеем,
Прежде чем растает снег,
Успеем, успеем, успеем,
В этом заключается успех!

3. И когда вот мы такие нелепые, мы и смешные
Занимаемся всем этим уверенно - в чем здесь порок?
Мы прослыли на кухне кулинарами быть неплохими,
Чтоб румяным, пахучим и вкусным стал праздничный пирог.

Припев:

Успеем, успеем, успеем,
Прежде чем растает снег,
Успеем, успеем, успеем,
В этом заключается успех!

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, осень 2016


ГИМН ФИРМЫ

1.
ДО СОЛЬ ДО
Чтоб честно жить, лечить, учить и строить



РЕ МИНОР СИ МИ
Для человека главное здоровье.



РЕ МИНОР СОЛЬ ЛЯ
И мы об этом помним день и ночь,



РЕ МИНОР СОЛЬ ДО
Всегда готовы людям мы помочь.




Припев:


РЕ МИНОР
С партнерами,

МИ
С клиентами –


ЛЯ МИНОР ФА
В друзьях, в ладах.

ДО
Цветет пусть


СОЛЬ
Фирма «МЕДИКА»


ДО
Всегда!

2.
И в детских учрежденьях, и в больницах
Мы можем без стыда собой гордиться,
Ведь, наше оборудование
Достойное по качеству вполне.




Припев:


РЕ МИНОР
С партнерами,

МИ
С клиентами –


ЛЯ МИНОР ФА
В друзьях, в ладах.

ДО
Цветет пусть


СОЛЬ
Фирма «МЕДИКА»


ДО
Всегда!


3.
С почетом по кольцу по Золотому
Звенит молва на улицах и дома.
Нас знают: и Владимир, и Москва.
По всей земле о нас идет молва!




Припев:


РЕ МИНОР
С партнерами,

МИ
С клиентами –


ЛЯ МИНОР ФА
В друзьях, в ладах.

ДО
Цветет пусть


СОЛЬ
Фирма «МЕДИКА»


ДО
Всегда!

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград
НЕ ЗАБУДЬ







1. Не забудь, не забудь, не забудь
Эти правила с первых минут,
Это сладкое имя любви,
Не забудь, и сто раз назови.

Не забудь, не забудь, не забудь
Самый трудный, но праведный путь,
Словно с первых шагов сентября
Зазубри, и во сне повторяй.

Припев:

Повторяй наизусть
Эти радость и грусть,
Эту ночь, что мешала уснуть!
Эти губы, глаза,
Певчих птиц голоса
Не забудь,
Не забудь,
Не забудь.

2. Не забудь, не забудь, не забудь,
И не делай её как нибудь,
Относясь просто так, вообще,
Независимо от мелочей.

Не забудь, не забудь, не забудь,
Не пытайся её обмануть,
Не бывает любить не любя,
Не её, а обманешь себя.

Припев:

Повторяй наизусть
Эти радость и грусть,
Эту ночь, что мешала уснуть!
Эти губы, глаза,






Певчих птиц голоса
Не забудь,
Не забудь,
Не забудь.

© Сергей Шиповник, Черногория, Ульцинь, весна 2016


ЭКЗОПЛАНЕТА "Z"




1.
Времени мало, времени мало.
Связь прекратилась, исчезла, пропала.
Мы погибаем в созвездии Лиры...
Будем надеяться на командира.
2.
Будем надеяться на командира
Он облетел пол вселенной, пол мира,
Не из таких выходил ситуаций,
Он только знает куда нам податься.
Он только знает куда нам податься.
3.
Только молчит командир у приборов:
У осциллографов и мониторов.
Воздуха капли, горючего крохи...
Видно спиной повернулись к нам боги.
4.
Видно спиной повернулись к нам боги,
Мы заблудились, мы сбились с дороги!
И никогда нам назад не вернуться!
Только вперёд, и не сметь оглянуться.
Только вперёд, и не сметь оглянуться.
Только вперед, и не сметь оглянуться.
5.
И, как виденье, в молочном тумане
Вдруг проявляется круг на экране,
И с атмосферою экзопланета
Ветренна, влажна, и турбулентна,
И турбулентна,
И турбулентна.

6. (финал)
Там, где гор гряда,
Где шагали сосны по скалам,
Где плыл туман,
Будут города,
Ведь не бросил штурвала
Наш капитан.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, лето 2016


ЛЮБОВЬЮ С ТОБОЙ

1.
Не засыпет снег,
На пути не встанет преградой нам дождь,
Все равно придёшь.

Твой манящий смех,
Слышу, он ласкает меня без речей,
Так журчит ручей.

Припев:

Дождь со снегом,
Дождь со снегом,
Снег с дождём,
С дождём и снегом.
Лед и лужи,
Лед и лужи,
Только это все снаружи -
От ненастья мы с тобою
Занавешены любовью,
Занавешены любовью,
Любовью с тобой.

2.
Сердцу не беда
Таять от тепла, что его застает,
Это тает лёд.

Будет, как всегда,
Для прикосновений губами в ночи
Тысяча причин.

Припев:

Дождь со снегом,
Дождь со снегом,
Снег с дождём,
С дождём и снегом.
Лед и лужи,
Лед и лужи,
Только это все снаружи -
От ненастья мы с тобою
Занавешены любовью,
Занавешены любовью,
Любовью с тобой.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007 - Черногория, Биело Поле, 2016


НЕ СИДИ, ТАНЦУЙ


1.
Таня в бар пришла с подружками
И сидит-глядит,
Девочки летают мушками
Под который хит.
И подружек по порядочку
Расхватали всех -
Поступили непорядочно
С Таней как на грех.



Припев.
Не грусти и не размазывай
Слезы по лицу,
Свой характер не показывай,
Не сиди танцуй.

2.
И Танюша прям под занавес
Допила коктейль,
Но домой тащиться рано ведь
Под дождя капель.

И бармена просит далее
Таня ставить хит.
А бармен её за талию
Ну и говорит:

Припев.
Не грусти и не размазывай
Слезы по лицу,
Свой характер не показывай,
Не сиди танцуй.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, лето 2016
ПЕСТРЫЙ ПЕРЕЛЕСОК



1.
Пестрый перелесок, и автобус подвернет
К вывесками у аэровокзала...
Я меняю все на то, что вряд ли вновь придёт,
Я меняю все на что попало.

Припев:
Я меняю город на заснеженный балок,
Я роняю целой сигарету,
Я меняю жажды утоленье на глоток
В простынях пустыни этой.

2.
Север не Тверской, и не Сиреневый бульвар,
Здесь еще работают инстинкты.
Душу не растопит, не расплавит и пожар,
Оттого безмолствуешь один ты.

Припев:
Я меняю город на заснеженный балок,
Я роняю целой сигарету,
Я меняю жажды утоленье на глоток
В простынях пустыни этой.

3.
Лампы у метро, и в зеркалах "Националь"
Снятся по ночам как приведенья,
Мысли покружат, и унесутся стаей вдаль,
Светом перепутываясь с тенью.

Припев:
Я меняю город на заснеженный балок,
Я роняю целой сигарету,
Я меняю жажды утоленье на глоток
В простынях пустыни этой.

© Сергей Шиповник, Россия, Сорум, Тюм. обл., весна 1984

МАРИНА

1. Вечер в ультрамарине
Плещется неспеша,
А вот идёт Марина -
Супер, как хороша!

Что-то хохочет в трубку,
А ведь грустила днем...
И, поправляя юбку,
Думает все о нем...

Припев:

Кому она подарит своё сердце?
Вот
Повезет!
Единственный, кто сможет в нем согреться,
А все?
А все не в счёт.
Кому она подарит своё сердце -
Для ран бальзам?
Но только никуда самой не деться
От жизни драм.

2. Губочки - орхидеи,
Взгляд шоколадных глаз
Чарами чародеев
Заинтригуют вас.

Знаков не соблюдая,
Вслед дудят мужики,
И овладеть мечтают
Правилам вопреки.

Припев:

Кому она подарит своё сердце?
Вот
Повезет!
Единственный, кто сможет в нем согреться,
А все?
А все не в счёт.
Кому она подарит своё сердце -
Для ран бальзам?
Но только никуда самой не деться
От жизни драм.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград (2006) - Черногория, Бар (2016).









ТАКАЯ ВСТРЕЧА


1.
В тёплый погожий вечер
Скинет пальто зима,
Будет такая встреча -
Грех не сойти с ума,
Будет такая встреча -
Грех не сойти с ума.

Припев:
Встреча - игра-программа -
Где кто кого найдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт.

2.
Зазолотится солнце,
И затрубит трубач,
Что-то ввнутри проснется
Радостное, хоть плачь,
Что то внутри проснется,
Радостное, хоть плачь.

Припев:
Встреча - игра-программа
Где кто кого найдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт.

3.
Не к чему отрекаться,
Бестолку изучать
Нужную, как лекарство,
Четкую, как печать,
Нужную, как лекарство,
Четкую, как печать.

Припев:
Встреча - игра-программа,
Где кто кого найдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт,
Просто, как в мелодраме
Встреча произойдёт.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005


ДВА ОТРАЖЕНИЯ

1.
Тонким покроется льдом
Озеро встреч голубое,
В старый запущенный дом
Мы не вернёмся с тобою.

Припев:
И беспробудны, без снов
Наши теперь отношения,
Нет, не увидим мы вновь,
Нет не увидим мы вновь
В озере два отражения,
В озере два отражения,
В озере два отражения,
В озере два отражения.

2.
Камни кидали на дно,
Чистую воду мутили,
Верили только в одно -
В то, что друг друга любили.

Припев:
И беспробудны, без снов
Наши теперь отношения,
Нет, не увидим мы вновь,
Нет, не увидим мы вновь
В озере два отражения,
В озере два отражения,
В озере два отражения,
В озере два отражения.

© Сергей Шиповник, Латвия, Рига, лето 1980


ПОКРЫВАЛО

1.
Покрывалом покрывала
Нашу мятую постель,
Ты устала,
Знаю, устала
От слишком плотно слипшихся тел.

2.
На засовы запирала
Мною смазанную дверь,
И украла,
Знаешь, украла
То, от чего страдаешь теперь.

Припев:
Нет у любви строганных вёсел:
Или парит,
Или летит,
Ну, а куда - нас и не спросит.
По пути,
По пути,
По прямому пути.

3.
Раз уж я попал в немилость,
Исчезаю, уходя.
Так случилось,
Так получилось,
Ты не ответчик, я не судья.

Припев:
Нет у любви строганных вёсел:
Или парит,
Или летит,
Ну, а куда - нас и не спросит.
По пути,
По пути,
По прямому пути.

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело поле, лето 2016


СВЕРКНИ, УДАЧА


1. Я на дядю не батрачу -
Я удачу стерегу.
Ты сверкни, моя удача,
Как браслет на берегу.

Припев:

Ты сверкни, удача,
Дует ветер ледяной,
Я плачУ - не плАчу,
Будь, удача,
Будь со мной.

2. Ты сверкни, сверкни, удача
Красной рыбкой на крючке,
Стань кредитом без отдачи,
Козырным тузом в руке.


Припев:

Ты сверкни, удача,
Пусть маячат за спиной,
Я пачУ - не плАчу,
Будь, удача,
Будь со мной.


3. Я за жизнь платить без сдачи
На том свете завяжу,
На свою молюсь удачу,
И удачею дышу.


Припев:

Ты сверкни, удача,
Но не сроком за стеной!
Я плачУ - не плАчу,
Будь удача,
Будь со мной.

© Сергей Шиповник, Болгария, София, зима 2013


ТУРАГЕНТСТВО "ЛОХОТРОН"










Турагенство "Лохотрон"

1. Как-то в отпуск мы рвануть хотели,
И прям без всякой, чтобы канители,
И чтоб в Венеции в гондоле покататься,
По каналам историческим.

Подвернулось турагентство ловко,
Мол распродажа, мол горит путевка,
Ну мы без задней мысли отсчитали
Кэш ему автоматически.

В "Марко Поло" нас там встретил дядя,
Он по русски говорил как надо,
До канала довез,
И исчез, и всерьёз.

Припев:

Слетали мы в Италию,
Все нервы промотали,
Все нервы промотали там,
Неделю голодали.

А после мы плевались,
И по судам таскались,
Помня итальянский,
Итальянский круиз.


2. Отдыхали семь ночей в гондоле,
Пили воду из канала, с солью,
Ну а питанием был кетчуп со спагетти
Из помойных ящиков и урн.

Кока-колой мылись мы, с ней брились,
Ну и на всю Венецию матились,
И это точно, что в Италии не видели
Таких как мы лохов и дур.

Жаль не встретился нам этот дядя,
Справедливости бы, мы бы ради,
Прям без соли, его,
Обглодали всего.

Припев:

Слетали мы в Италию,
Все нервы промотали
Все нервы промотали там,
Неделю голодали.

А после мы плевались,
И по судам таскались,
Помня итальянский,
Итальянский круиз.

© Сергей Шиповник, Черногория, Котор, зима 2015



ТАЙНА МОЯ


1. Ты меня полюбишь все равно -
Мне с тобою ясно,
А тебе другого не дано,
Поиски напрасны.

Расцветает серебряный сентябрь
Астрами в букетах,
И как в паутиновых сетях
Ты признаешь это.

Припев:

Есть у меня
Тайна моя,
Есть столько лет
Важный секрет,
И любовью задышав,
Возлетит твоя душа!

2. Мне твои барьеры по плечу;
Отряхнусь - и дальше,
Я о них и думать не хочу,
Замечать их даже.

На одной на ниточке висим -
Крепкая зараза,
О моей о тайне попроси,
И полюбишь сразу.

Припев:

Есть у меня
Тайна моя,
Есть столько лет
Важный секрет,
И любовью задышав,
Возлетит твоя душа.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2006



СЕРДЦЕ ГЛУБОКО


1. Как поживаешь,
Несчастье моё?
Со мною не вдвоём,
Ну как поживаешь?

Речка не тает,
Сердце не поёт
Пусто и душа
Словно неживая.

Припев:

Сердце глубоко,
Да не не легко
Телу и губам
Без прикосновенья.

Вьюга ошалев
Воет в голове,
Стонет по любви
И по вдохновенью.

2. Рана ножевая -
Мимо пройдешь,
Глазки опустив,
Ну, как поживаешь?

Может быть вернешься?
Пусть просохнет дождь,
Пусть промокнет снег -
Все, что пожелаешь!


Припев:

Сердце глубоко,
Да не не легко
Телу и губам
Без прикосновенья.

Вьюга ошалев,
Воет в голове,
Стонет по любви
И по вдохновенью.

3. И как наважденье
Ночью войдешь
Прорубью стены
Белая в белом.

Скорость и паденье,
Правда и ложь,
Если спасены
Губы и тело.

Припев:

Сердце глубоко,
Да не не легко
Телу и губам
Без прикосновенья.

Вьюга ошалев
Воет в голове,
Стонет по любви
И по вдохновенью.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 1994





АССИГНАЦИИ


1. Мне было немало лет,
Я в кассе купил билет,
Отправился в дальние страны.

Моря, горы , и леса,
Открытия, чудеса,
Акулы, слоны, обезьяны.

2. Огромные города,
В них дамы и господа
Хранят ассигнации в банках,

А рядом простой народ
Их тратит наоборот,
Народ, что встаёт спозаранку.

3. В пути мне всегда везло,
И добрых хватало слов,
Хоть не был богат языками:

Гуд монинг, да гутен таг,
Айм сорри - где что ни так,
Словам помогая руками.

4. Вы спросите: "Ты нам скажи,
А как там насчёт ностальжи?"
Её я в дороге не встретил,

А встретил любовь я свою,
Родную, единственную
Во всем многочисленном свете.

5. Бросайте круги своя,
Пускайтесь в другие края
Пешком, если нет ассигнаций.

Увидете много чудес,
Волшебных, загадочных мест,
Вершины до самых небес!



© Сергей Шиповник , Македония, Охрид, лето 2013


ЛЮДИ, КАК ЛЮДИ


1.
Есть во вселенной такая планета,
Где происходят одни чудеса.
Ночью раздеты, а утром одеты
Люди живут там в кирпичных лесах.

Припев:

Люди как люди с ногами, руками,
Красят ресницы и бреют лицо...
Ну, а в окошко между облаками
Солнце внимательно смотрит на все.

2.
Люди не очень его замечают,
Им наплевать, лишь бы было тепло.
Только тепло, ведь, оно изначально
К людям на землю от Cолнца пришло.


Припев:

Люди как люди с ногами, руками,
Красят ресницы и бреют лицо...
Ну, а в окошко между облаками
Солнце внимательно смотрит на все.

3.
Рыжее Cолнце и красное Cолнце.
Крыш черепичных кирпичная пыль...
Если Земля утром к Cолнцу вернется -
Люди под Солнцем не сказка, а быль.



Припев:

Люди как люди с ногами, руками,
Красят ресницы и бреют лицо...
Ну, а в окошко между облаками
Солнце внимательно смотрит на все.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007


ОСТЫВШИЙ СЛЕД


1.
Уходил,
Как на праздник
Собираясь,

Уносил
Голубиный мой рассвет.

В снежной тишине
Луны,
Печаль-
Печать,
Осталась -
Твой остывший след.

Припев:

По улице,
По улице,
Голубка летает,

И умница,
Ах, умница,
Голубка мечтает,

Что найдет -
С кем опять споет.

2.
И ждала,
И гадала,
И рыдала…
Прокляла
Беспросветный белый свет.

А в погожий день,
В лучах
Весны,
Ручьем
Протаял
Твой остывший след.

Припев:

По улице,
По улице,
Голубка летает,

И умница,
Ах, умница,
Голубка мечтает,

Что найдет -
С кем опять споет.

3.
Соберу
Все сережки-
Ожерелья,

И пойду
В голубиный мой рассвет,

Улицей своей,
В лучах
Весны,
Ручьем
Апрельским,
Где простыл твой след

Припев:

По улице,
По улице,
Голубка летает,

Все сбудется,
Все сбудется:
Голубка мечтает,

И найдет -
С кем опять споет.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, зима 2008




ДОМОВОЙ



1.
Жил в одной квартире Домовой.
Маленький, с глазами и ушами.
Ночью выходил чудачить,
Днем он жил за газовой плитой.

От его от заботы деловой,
Даже тараканы убежали -
То, все кошельки попрячет,
То, все этажи зальет водой.

Припев:

Кто тут виной:
Доллар в курсе, но в упадке,
В Амстердаме беспорядки?
Домовой!

Кто тут виной:
Что в Стамбуле минус тридцать,
В пробке вся Москва-столица?
Домовой!

2.
Как-то на неделе лифт застрял.
Вызвали команду эМЧеэСа:
Автоматика сгорела,
Видно, в вашем доме Домовой.

Рядом кто-то маленький стоял,
И его слова попали в прессу:
Прежде, чем, чего-то делать -
Нужно думать трезвой головой!


Припев:

Кто тут виной:
Доллар в курсе, но в упадке,
В Амстердаме беспорядки?
Домовой!

Кто тут виной:
Что в Стамбуле минус тридцать,
В пробке вся Москва-столица?
Домовой!

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, зима 2008


ВО ВСЕЛЕННОЙ ДОЖДЬ, ВО ВСЕЛЕННОЙ СНЕГ

1. Ты
Где-то на одной,
Я же на второй,
Недоступны наши звезды.

Я,
Я тянусь рукой,
Это далеко -
Световые версты.

Припев:

Ты
Мне посланье шлешь:
Во Вселенной дождь,
Во Вселенной дождь.

Я,
Что ответить мне?
Во Вселенной снег,
Во Вселенной снег.

2. Кто,
Кто из нас не прав?
Может быть, пора
Разобраться в наших звездах?

Что,
Утром и начать?
А, давай сейчас,
Ведь, еще не поздно.


Припев:

Ты
Мне посланье шлешь:
Во Вселенной дождь,
Во Вселенной дождь.

Я,
Что ответить мне?
Во Вселенной снег,
Во Вселенной снег.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, зима 2008

ВЕРСТА ФИНАЛЬНАЯ


1. Вот и она, верста финальная
Возле оград и гладких глыб.
Музыка тлеет поминальная,
Медью играет солнца нимб.

Скольких ещё отпеть осталося,
Песен прощальных отхрипеть?
С теми, кто раньше отверсталися,
Адскую баню притерпеть?

Припев:

Ветер отчаянно свечку жжёт,
С ветром заунывает выпь...
Сердце не лжет,
Значит жив я ещё,
Здесь у оград и глыб.

2. В реку торжественно-спокойную
Молча единожды ступлю,
Дерну струну заупокойную
В память - кого без фраз люблю.

Им ни к чему моё признание -
Мокрых квартир квадратен метр,
Милость господская, или признание,
Периферия, или центр.


Припев:

Ветер отчаянно свечку жжёт,
С ветром заунывает выпь...
Сердце не лжет,
Значит жив я ещё,
Здесь у оград и глыб.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 1990



ПОРОЧНЫЙ КРУГ

1. Мы не стали
Уточнять детали:
Кто богаче коллекционер?

Не над нами ангелы летали,
Ты раз триста, я миллионер.

Припев:

Позови,
Позови,
Впыхни пламя зари
В беспросветную мглу,
В звёзд угасших золу.

Воздержаний и мук
Расстегни мне сюртук,
Начерти наш порочный круг.

2. Мы не стали
Удаляться в дали,
Строить замок призрачной любви,

Потому, что этим все достали,
Потому, что правдой не криви!

Припев:

Позови,
Позови,
Впыхни пламя зари
В беспросветную мглу,
В звёзд угасших золу.

Воздержаний и мук
Расстегни мне сюртук,
Начерти наш порочный круг.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007







ОТШУМЕВШИЙ КАШТАН


1. Отшумевший каштан
В знойных зарослях трав,
В душном душе дождя,
В нараспашку ветрах
Свой парадный наряд
Износил почем зря,
Тише шелест наград -
Серебра, янтаря.

Припев:

К омуту глубокой осени
Будешь переспел и мудр,
Ты, испив корнями босыми
Рос июньских перламутр.
Станешь от окалины
Дней безумно сожженных
Беден и нежданн,
Жалкий и раскаянный,
Вдруг поймешь, что тоже ты
Отшумевший каштан.

2. Вверх вспорхнула луна
Из под шляп этажей
В полог тканого льна
С горстью желтых драже...
Скомкан равный кафтан
Силой стужи и тьмы,
Убаюкан каштан
В колыбели зимы.

Припев:

К омуту глубокой осени
Будешь переспел и мудр,
Ты, испив корнями босыми
Рос июньских перламутр.
Станешь от окалины
Дней безумно сожженных
Беден и нежданн,
Жалкий и раскаянный,
Вдруг поймешь, что тоже ты
Отшумевший каштан.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 1984





УТРОМ ПРОСНУВШИМСЯ, АПРЕЛЬСКИМ


1. Утром проснувшимся, апрельским
Город лениво встаёт,
Варит сосиски,
Кофе бразильский
С сыром российским пьёт.

Пухнет резиновый троллейбус,
Чертыпыхается трамвай,
Скачет маршрутка
В клеточку куртка,
Шустрая, не зевай.

Припев:

Город - сказка детства моего,
РаспахнУтый ворот
И соседских стекол звон.

Детство - улететевший в речку мяч,
Ты, волна его не пряч,
Не утонет он.

2, Постная кость велосипеда
В скулах ошпаренных собак,
Россыпь утайкой
Яблок под майкой,
Сделано будет так.

Запах ватрушечный буфета -
Сладкий ванильный аромат,
И непременный
Гул перемены,
Четкий звонка набат.


Припев:

Город - сказка детства моего,
РаспахнУтый ворот
И соседских стекол звон.

Детство - улететевший в речку мяч,
Ты, волна его не пряч,
Не утонет он.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 1993


НОВОСТИ


1. Улица, как улица,
Не к чему притУлиться,
А на ней тусуются
Дамы, господа.
Все они с банкнотами,
С ноутбук-блокнотами,
В тачках с наворотами,
Все туда-сюда.

Припев:

На Тверской, на улице
Посажу я деревце:
Елочку ли сосенку,
Пускай растет,
Хвоею пушистою
По асфальту стелится,
Пусть ей улыбается
Народ.

2. От Кремля до Питера
Грозами Юпитера,
Как метеоритные,
Скорости колес.
Жизнь в спираль закручена,
Скомкана и вскучена,
Учена-замучена,
Жалко, аж до слез!

Припев:

На Тверской, на улице
Посажу я деревце:
Елочку ли сосенку,
Пускай растет,
Хвоею пушистою
По асфальту стелится,
Пусть ей улыбается
Народ.

3. И вот эта публика,
Скрученная бубликом,
И вот эта в брюликах
Сочная мадам
Тут же остановятся:
- Вы слыхали новости?
- А какие новости?
- Флора в городах!

Припев:

На Тверской, на улице
Посажу я деревце:
Елочку ли сосенку,
Пускай растет,
Хвоею пушистою
По асфальту стелится,
Пусть ей улыбается
Народ.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, лето 2007






СОЛНЦЕ И ЛУНА



1.


День золотой, а ночь темна.
Солнце уйдет, опять Луна
Наколдует дождь.

Ну, отчего и почему
Солнце не жалует Луну,
И боится правды ложь?

Припев:

На все, про все:
Тепло дней и стужа ночей,
Коротких,
Как след,
Как эхо в ответ.

На все, про все:
В слепой тьме мерцанье огней.
Давайте будем впредь
Правдиво жить и петь!


2.
Млеют снега, грустят дожди,
Ведь пленены они, почти,
Облаками сплошь.

Вот отчего и почему
Правды не видно наяву.
Потому, что слаще ложь.


Припев:

На все, про все:
Тепло дней и стужа ночей,
Коротких,
Как след,
Как эхо в ответ.

На все, про все:
В слепой тьме мерцанье огней.
Давайте будем впредь
Правдиво жить и петь!

3.
Время летит по проводам,
Пеной с дорог стечет вода,
Просветлеет все ж.

Это смягчит Луны вину,
Солнце поймет, простит Луну.
Не права, по сути, ложь.


Припев:

На все, про все:
Тепло дней и стужа ночей,
Коротких,
Как след,
Как эхо в ответ.

На все, про все:
В слепой тьме мерцанье огней.


Давайте будем впредь
Правдиво жить и петь!

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, весна 2005





НАШЕ ВРЕМЯ



1. Мы торчим на Садовом, как пробки в бутылке,
Мы ни влево, ни в право, ни назад, ни вперёд.
Очень хочется кушать, и потеют затылки,
А кругом пешеходы, эх счастливый народ!

Припев:

Наше время остановилось,
Наше время замерло,
Наше время остановилось,
Наше время замерло.

2. Перед нами тойота пытается с места
На манер вертолета набирать высоту.
В той тойоте в обнимку жених и невеста
Опоздали на судьбу ещё в прошлом году.

Припев:

Наше время остановилось,
Наше время замерло,
Наше время остановилось,
Наше время замерло.

3. А за нами фольксваген дудит в автодудку
Третий час или больше, там водитель уснул.
На сиденьях ротвейлер рычит не на шутку,
И старается за нос он водилу куснуть.

Припев:

Наше время остановилось,
Наше время замерло,
Наше время остановилось,
Наше время замерло.

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, лето 2014


ШВЕДСКИЙ СТОЛ


1. Для кого-то супермаркет: и блаженство, и награда,
Только я люблю фуршеты - шведский стол моя отрада.
Мне продукты а расфасовке - и расстройство, и отрава,
Больше всех люблю на свете шведский стол, где есть халява!

Припев:

Ах, шведский стол, шведский стол, шведский стол -
Рог изобилия, словно ты в сказке,
Ах, шведский стол, шведский стол, шведский стол -
Рыбки, маслинки, сырки и колбаски.
Вы свысока не судите о нем,
Только на шведском столе есть раздолье!
Все, что мы с вами халявой зовем,
Все начиналось на шведском застолье.

2. Говорят, у скандинавов предпосылки коммунизма,
Толко это было раньше, и без русского туризма.
Кто-то набивает щеки - уходить, пожалуй рано.
Кто уже набил желудки, кто то сумки и карманы.

Припев:

Ах, шведский стол, шведский стол, шведский стол -
Рог изобилия, словно ты в сказке,
Ах, шведский стол, шведский стол, шведский стол -
Рыбки, маслинки, сырки и колбаски.
Вы свысока не судите о нем,
Только на шведском столе есть раздолье!
Все, что мы с вами халявой зовем,
Все начиналось на шведском застолье.

© Сергей Шиповник, Македония, Охрид, лето 2014


СТАНЦИЯ ТАТЬЯНКА



1
Я очнулся на Татьянке -
Занесло меня куда!
Так случается по пьянке -
Провисают провода.
Змей зеленой электрички,
Не кусай, а разбуди!
Ночь болезненной привычки
Пересплю пешком в пути.

Припев:

Не знаю: каким фарватером несет к тебе, маня,
Татьянка, под южной крышей приютившая меня,
Ну, сжалься, итак, покоцанную жизнь ножом кроя,
Татьянка, Татьянка, станция моя.

2
Правым флангом нефтебаза,
Разъедри ее в тудыть,
Где солярку вместо кваса
Я бы мог из бочки пить.
Ты меня не разлюбила,
Так прилипла – я ж не муж!
Дочь советского дебила,
Незаконная к тому ж.

Припев:

Не знаю: каким фарватером несет к тебе, маня,
Татьянка, под южной крышей приютившая меня,
Ну, сжалься, итак, покоцанную жизнь ножом кроя,
Татьянка, Татьянка, станция моя.

3.
Где-то там, за поворотом
Ка-на-натовый завод,
Офанаренно-народно
К профсоюзам призовет,
Ну а мне все время мимо
В жирной смазке проходных,
Для всего поселка милых,
Обнимаемо-родных.

Припев:

Не знаю: каким фарватером несет к тебе, маня,
Татьянка, под южной крышей приютившая меня,
Ну, сжалься, итак, покоцанную жизнь ножом кроя,
Татьянка, Татьянка, станция моя.

4.
Я не стану ждать троллейбус,
А, хотя, талонов - тьма
На постель к жене быстрей бы,
Не спустилась бы с ума.
Ты не спрашивай, родная,
Из меня любовь доя:
Ночевал в котором крае?
Ночевал с Татьянкой я.

Припев:

Не знаю: каким фарватером несет к тебе, маня,
Татьянка, под южной крышей приютившая меня,
Ну, сжалься, итак, покоцанную жизнь ножом кроя,
Татьянка, Татьянка, станция моя.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 1990


ЧУЧЕЛО С УШАМИ


1.
Чучело с ушами,
А пьет коньяк,
Тот ему внушает
Высший смак,

Яркий, как лимон, метрдотель
Презентует фирменный коктейль.

Чучело с халявы
Уже кривО:
Денежки направо
И налевО,

Вдруг официанту говорит:
"Ваш коктейль в желудке не горит!"

Припев:

Плесните в рюмочку
Горючий спирт,
Пришлите Юличку -
Замутим флирт,
Ведь жизнь текучая,
Как ручеек,
И невезучая,
Как кошелек.

2.
Чучело с ушами
Пошло в разнос,
С вилками-ножами
Летит поднос,

Красный помидор - метрдотель
Затевает Чучелу метель.

Тут же подключился
Саксофонист,
И на помощь мчится
Певец-артист,

Еле-еле справились они,
Чучело с ушами, отдохни.

Припев:

Плесните в рюмочку
Горючий спирт,
Пришлите Юличку -
Замутим флирт,
Ведь жизнь текучая,
Как ручеек,
И невезучая,
Как кошелек.

3.
Чучело с ушами
ПерепилО,
Требует с ужами
Перепелов,

Юлинька слиняла в номера,
Мол, уже светает, спать пора.

Чучелу с ушами
Не в угомон,
Оно наезжает
На бомонд,

И тогда крутые кошельки
Презентуют Чучелу пинки.

Припев:

Плесните в рюмочку
Горючий спирт,
Пришлите Юличку -
Замутим флирт,
Ведь жизнь текучая,
Как ручеек,
И невезучая,
Как кошелек.

4.
Чучело наутро
Чуть-чуть живо,
Юлю видит мутно,
Бурлит живот,

Заглянуло вяло в кошелек -
Весь истек журчащий ручеек.

Чучело с ушами
Ушло пешком.
С деньгами-деньжами
Жилось легко,

Снова наступили времена
Запрягаться в плуУги-боронА.

Припев:

Плесните в рюмочку
Горючий спирт,
Пришлите Юличку -
Замутим флирт,
Ведь жизнь текучая,
Как ручеек,
И невезучая,
Как кошелек.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2008


МОЛОДАЯ ОБЕЗЬЯНКА



1.
Откачу машину на стоянку,
И у магазина закурю...
Продают в витрине обезьянку -
На последние её куплю.

У неё шиншилловый ошейник,
Шустрый нрав весьма и очень мил,
И не выясняя отношений,
Я её родную полюбил.

Припев:

Молодая обезьянка
Пробежится в колесе,
Молодая обезьянка
Всё пролазает везде.
Я пущу её на кухню,
Антресоль открою ей...
Обезьянка, обезьянка -
Экземпляр любви моей.

2.
Утром просыпаюсь я на службу,
А она на люстре прилегла,
Ей наверно это сильно нужно,
Значит у неё свои дела.

Ради бога - делает что хочет,
Дуется ли, супится, молчит,
Плачет, кувыркается, хохочет,
На гитаре гамму пробренчит.

Припев:

Молодая обезьянка
Пробежится в колесе,
Молодая обезьянка
Всё пролазает везде.
Я пущу её на кухню,
Антресоль открою ей...
Обезьянка, обезьянка -
Экземпляр любви моей.

3.
А, однажды, бес её попутал,
И она пошла по этажам,
И она понравилась кому-то,
И она не смела возражать.

Я её искал в бюро находок,
Все ветеринарки обзвонил,
И хотя родная не приходит,
Я ей до сих пор не изменил.

Припев:

Молодая обезьянка
Пробежится в колесе,
Молодая обезьянка
Всё пролазает везде.
Я пущу её на кухню,
Антресоль открою ей...
Обезьянка, обезьянка -
Экземпляр любви моей.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2008



ПОХОДКА


Ты на память мне походку, нет, не дари,
И тебя не провожают, пусть, фонари,
Тонким снегом теплый след не запорошит,
И во тьме стоять не буду я как пришит,
И делить не станут пальцы связку ключей,
Твой подъезд тебя в себя не впустит ничьей.

Я сглотну слюну обиды, ах, глубоко,
Попытаюсь речь свою слепить из слогов,
И в глазах почти чужих сомненье блеснет,
Но погаснет, охладеет больше чем лед,
Это значит, что тебя растрогать не смог
И пустой, и бестолковый мой монолог.

Мной напрасно отшлифован повод любой…
Обреченная попытка - склеить любовь.
Я вскочу в вагон холодный - ладно прощай!
Два билета продырявлю, так невзначай,
Но дышать, увы не стану я на стекло.
Не увижу, не узнаю, все утекло.

© Сергей Шиповник, Россия, С-Петербург (Ленинград), зима 1982








ВЕЗДЕХОД


1.
Я построил на квартире
Супер-вездеход.
Нет его компактней в мире -
Впрыгнул, и вперед!

Крышки кастрюль,
Люстрою руль,
жАру дает
Мой вездеход!

Припев:

Пусть опять вопят соседи
Коммунальные из тьмы...
Но в джентльменов верят леди
Вездеходных
И прямых.

2.
Персонально приглашаю
Всех своих подруг.
Между чачей, между чаем
Мы идем на юг.

Яхты в снегу
На берегу...
жАру дает
Мой вездеход.

Припев:

Пусть опять вопят соседи
Коммунальные из тьмы...
Но в джентльменов верят леди
Вездеходных
И прямых.

3.
Небольшой в кабине хаос,
Творческий настрой.
В фешенебельный пентхаус
Мы идем с тобой.

Кнопочки жми,
Жми не томи.
жАру дает
Мой вездеход.

Припев:

Пусть опять вопят соседи
Коммунальные из тьмы...
Но в джентльменов верят леди
Вездеходных
И прямых.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, осень 2007












ПЛАЩ И АЛЫЙ КРЕСТ



1. По дороге в Эр-Шалим,
По равнинам и горам
Мы то зябнем, то горим,
Путь запутан.
Где-то в пропастях пустынь
Правит крысами тиран,
Дымом черным и густым
Все окутал.

Припев:

Топчут ступни и копыта
Гравий и асбест,
А сердца как в грунт укрыты
В плащ и алый крест.
Жала стрел из арбалетов,
В копьях струнный звон,
Довопив свой вой отпетый,
Рухнул бастион.

2. Со щитом ли на щите,
С горстью лавров или ран,
Не с крестом так на кресте -
Спор решенный.
Если вместе короли,
Значит корчится тиран,
Заалеет Эр-Шалим
Возрожденный.

Припев:

Всех нас ждут снега Европы,
Где круты оленьи тропы,
И как в мачтах корабельный лес.
Но у нас еще есть дело -
Разобраться с беcпределом,
А еще есть плащ и алый крест.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2007









СТИХИ О ЛЮБВИ





1.Попросила в дороге писать ей стихи о любви,
Только честно пиши, мол, душою своей не криви.
Я всю душу открыл, и летели к любимой стихи,
Оставляя в вагоне на полке долги и грехи.

Припев:

Новый, новый вагон,
У любви есть закон:
Чтоб писать о любви,
Ты душой не криви!

2. За морскими границами в чистой нейтральной воде
Я любить тебя буду открыто всегда и везде,
И никто, даже суд из Гааги нет, не упрекнет,
Ведь любовь по своим, по нейтральным законам живёт.

Припев:

Новый, новый вагон,
У любви есть закон:
Чтоб писать о любви,
Ты душой не криви!

3. Попросила в дороге писать ей стихи о любви,
Но стихи стали песней - путь творческий неисправим.
Потому, что любовь дышит воздухом музыки той,
Что простит мне долги и грехи, и я буду святой.

Припев:

Новый, новый вагон,
У любви есть закон:
Чтоб писать о любви,
Ты душой не криви!

© Сергей Шиповник, С-Петербург - Могилев, зима 2012


ПО РАЗНЫМ ДОРОГАМ



1. Так получилось - по разным дорогам
Будем теперь мы наощупь идти.
Ты со своим новоявленным богом,
Я по себе, промолчи и прости.

Припев:

Это не солнце жжет, обнажая,
Это не море шепчет в камнях...
Станешь чужою, но будь нечужая,
Веруй, как знаешь, но молись за меня.

2. Копья и стрелы, слова и проклятья
Бренным оружием навзничь сразят,
Если случится потускнеть в твоём взгляде,
Значится петля и мыслится яд.

Припев:

Это не солнце жжет, обнажая,
Это не море шепчет в камнях...
Станешь чужою, но будь нечужая,
Веруй, как знаешь, но молись за меня.

© Сергей Шиповник, Волгоград-Сараево, 1995-2014



ЗОЛОТЫЕ ФАНТИКИ



1. Встречи, как гостиничные свечи
Гаснут и в забвеньи остаются,
Ну а наша встреча не забыта до сих пор.

Утром с перекличкой электричек
Двое неуснувшими проснутся,
Утром ей в один, ему в другой аэропорт.

Припев:

Золотые фантики липли на окно,
Видимо заведомо было суждено,
Чтобы прилетели мы с тобой
Ветренной листвой
В Видное-завидное
Под Москвой,
В Видное-завидное
Под Москвой.

2. Письмами интимными как мысли,
Словно предпосылками для встречи
Двое так близки, их ожиданья не пусты:

Письма сокращают расстоянья,
Даже пусть разлука бесконечна,
Даже разлучают если аэропорты.

Припев:

Золотые фантики липли на окно,
Видимо заведомо было суждено,
Чтобы прилетели мы с тобой
Ветренной листвой
В Видное-завидное
Под Москвой,
В Видное-завидное
Под Москвой.

© Сергей Шиповник, Москва-Рига, осень 2011


КОЛДУНЬЯ


1. Встретил я колдунью вечером в лесу,
По тропинке шла-плыла.
Вместе собирали звездную росу
И колдунья за собой влекла.

Припев:

Не колдуй, колдунья, не пророчь беду,
От беды уйду я, навсегда уйду,
Останется со мной
Твой голос неземной,
Останется со мной
Наш вечер под луной...

2. Вечер был прохладный, что ни говори,
Но колдунья жгла свечу.
Прямо мне под ноги сыпала дары,
Исполняла все, что я хочу.

Припев:

Не колдуй, колдунья, не пророчь беду,
От беды уйду я, навсегда уйду,
Останется со мной
Твой голос неземной,
Останется со мной
Наш вечер под луной...

3. Утро все расставит по своим местам,
Как растает звёздный блеск.
Ты прости, колдунья, верю я в Христа,
Не пойду я дальше в лес!

Припев:

Не колдуй, колдунья, не пророчь беду,
От беды уйду я, навсегда уйду,
Останется со мной
Твой голос неземной,
Останется со мной
Наш вечер под луной...

© Сергей Шиповник, Украина, Харьков, весна 2012



КРУТОЙ МАТЧ







1. Собрались оттянуться крутые пацаны,
От бабок, типа евриков, топырятся штаны.
Мы на фартовых тачках рванули на футбол,
Где публика бурлила, обмывала первый гол.

Припев:

На джипах мы со старта почётный дали круг,
И тут же принесли нам водку, пиво и икру,
И покатилась тара на стриженный газон,
Ее весь матч ловил голкипер Фима Фишерзон.

2. Мы до второго тайма в буру метали банк,
И красною икрой кормили кошек и собак.
Менты все кучковались, пытались подойти,
Но банки из под пива преграждали им пути.

Припев:

На джипах мы со старта почётный дали круг,
И тут же принесли нам водку, пиво и икру,
И покатилась тара на стриженный газон,
Ее весь матч ловил голкипер Фима Фишерзон.

3. Ну надо ж, с вертолетов попрыгал к нам ОМОН,
Устроил вне понятий экспериментальный шмон.
Отмазались мы штрафом достаточным вполне,
И матч крутой нам этот часто чудился во сне!

Припев:

На джипах мы со старта почётный дали круг,
И тут же принесли нам водку, пиво и икру,
И покатилась тара на стриженный газон,
Ее весь матч ловил голкипер Фима Фишерзон.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 2010









ШТУКА БАКСОВ


1. В бардаке в Замоскворечье
Лолочка и Лорочка живут,
В поздний вечер, в поздний вечер
Тайно обожают вас и ждут.

Припев:

Если в жизни вдруг срослось не так,
То и нечего метать икру,
Приезжайте люди к нам в бардак,
Штука баксов ночка точка ру.

2. Штуки нет – кредит откроют,
Лолочка и Лорочка щедры.
*На здоровье, на здоровье* -
Скажут две милашки-медсестры.

Припев:

Если в жизни вдруг срослось не так,
То и нечего метать икру,
Приезжайте люди к нам в бардак,
Штука баксов ночка точка ру.

3. За любовь бывают споры,
Но медперсонал не обижать!
С сутенером, с сутенером
Лучше все проблемы порешать.

Припев:

Если в жизни вдруг срослось не так,
То и нечего метать икру,
Приезжайте люди к нам в бардак,
Штука баксов ночка точка ру.


© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 2010


БЕЗ БАЛДЫ


1. Лолочку и Лорочку, ты спроси
В сауне, в солярии иль в такси:
Сколько стоит блеск ночной красоты?
Он дороже брюликов, ну, без балды!

Припев:

Кисточками щечки подметут,
Глазочки и губочки наведут,
Втиснутся в колготочки "маде ин",
Всё для состоятельных мужчин!
Всё для состоятельных мужчин!

2. Новых фавориток всех королей
Знают даже в мэрии и в Кремле,
Даже за забором их знает вор,
Зеленью сияет им светофор.

Припев:

Кисточками щечки подметут,
Глазочки и губочки наведут,
Втиснутся в колготочки "маде ин",
Всё для состоятельных мужчин!
Всё для состоятельных мужчин!

3. Ночью служба сложная - это факт.
А кому легко теперь и кому лафа?
Так и вянут, снятые, как цветы
Лолочка и Лорочка, ну, без балды!

Припев:

Кисточками щечки подметут,
Глазочки и губочки наведут,
Втиснутся в колготочки "маде ин",
Всё для состоятельных мужчин!
Всё для состоятельных мужчин!

@ Сергей Шиповник, Россия, Солодники, 2010



ЛАСКОВЫЕ ДЕВОЧКИ


1. Лолочка и Лорочка любят шик -
Блузочек и юбочек много шить,
Красить щечки, губочки до красна,
И когда особенно весна, весна!

Припев:

Ласковые девочки - спору нет,
Стройные, как стрелочки - всем привет!
Туфельки, заколочки "маде ин",
Все для состоятельных мужчин!

2. Вечером тусуются в кабаке,
И когда особенно уикенд,
Океан шампанского в пене волн,
Противоположный им не чуждый пол!

Припев:

Ласковые девочки - спору нет,
Стройные, как стрелочки - всем привет!
Туфельки, заколочки "маде ин",
Все для состоятельных мужчин!

3. А когда наступит в Москве рассвет,
Засверкает речка, как сто комет,
Лолочку и Лорочку в сладких снах
Будет убаюкивать весна, весна!

Припев:

Ласковые девочки - спору нет,
Стройные, как стрелочки - всем привет!
Туфельки, заколочки "маде ин",
Все для состоятельных мужчин!

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, осень 2015


МОЯ ЖИЗНЬ - МОЯ



1.
А моя жизнь, как метла, метется,
Или лавиной с горы несётся,
Пусть, не в шелках,
А в долгах,
И всю жизнь на паях,
Но моя жизнь - моя!

2. Скажут в догон: "Пусть, не крут, так резок",
А у меня вот такой отрезок,
И не могу,
Не хочу
Бахромить края,
Ведь, моя жизнь - моя!

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005


ДЕВЧОНКИ В КАБАРЕ


1.
Может вы устали,
В дороге были дальней,
И просто пожелали отдохнуть?

Или вы мечтали
Налет сентиментальный
Скорее с седины своей стряхнуть?

Может вам не спится,
Каприз повеселиться
По поздней, по вечерней, по поре?

Заводите шевролет,
Включайте самый ближний свет,
Поезжайте, вы к девчонкам рядом в кабаре.

Припев:

Девчонки,
Девчонки,
Девчонки
В кабаре
Подарят вам вечер наслаждений.
Девчонки
Девчонки,
Девчонки
В кабаре
Без комплексов и без предрассуждений.
Девчонки,
Девчонки,
Девчонки в кабаре
Подарят вам вечер наслаждений.
Девчонки в кабаре
Подарят вечер наслаждений вам
Без комплексов и без предрассуждений.

2.
Может по работе
На пятницу к субботе
Делами загрузил вас строгий босс?

Или в понедельник
Рискнули всю неделю
Решать дипломатический вопрос?

Может вам удача
Сверкнула, не иначе,
На даче, на вечерней, на заре?

Заводите шевролет,
Включайте самый ближний свет,
Поезжайте, вы к девчонкам рядом в кабаре.

Припев:

Девчонки,
Девчонки,
Девчонки
В кабаре
Подарят вам вечер наслаждений.
Девчонки
Девчонки,
Девчонки
В кабаре
Без комплексов и без предрассуждений.
Девчонки,
Девчонки,
Девчонки в кабаре
Подарят вам вечер наслаждений.
Девчонки в кабаре
Подарят вечер наслаждений вам
Без комплексов и без предрассуждений.

© Сергей Шиповник, Израиль, Тель-Авив, осень 2015



ВОЖДЬ


1.
Под утро принесли еду - он брать ее не стал,
Когда его вели к костру - как будто не страдал,
А чиркнул кремень о кремень - сквозь истощенье сил
Вождь сбросил порванный ремень и, вдруг, заголосил:

Припев:

Прощайте, горы и леса,
Прости, моя любовь,
За то, что всем смотрел в глаза,
И метил в глаз не в бровь,
И то, что жизнь рекой быстра -
Веление богов,
А что в костре, не у костра -
Старание врагов.
За то, что всем смотрел в глаза,
И метил в глаз, не в бровь,
Прощайте, горы и леса,
Прости, моя любовь.

2.
Никто не знает, почему вращение Земли
Душе покоя не дает и топит корабли,
Никто не ведает о том, зима зачем бела,
И ты зачем, моя дюбовь, весну всю жизнь ждала?

Припев:

Прощайте, горы и леса,
Прости, моя любовь,
За то, что всем смотрел в глаза,
И метил в глаз, не в бровь,
И то, что жизнь рекой быстра -
Веление богов,
А что в костре, не у костра -
Старание врагов.
За то, что всем смотрел в глаза,
И метил в глаз, не в бровь,
Прощайте, горы и леса,
Прости, моя любовь.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005



ИИСУС ХРИСТОС



1. Он пошел по берегу
Моря Галилейского,
А за Ним толпой народ...
Все, кто свято веруют
В истину библейскую,
В чистоту прямых дорог...

Припев:

А за ним спасенье всемирное,
Он умен и прост,
И научит Он, и помилует
Иисус Христос!

2. В море солнце пряталось,
С неба звезды падали
В полноводный Иордан.
В реку горя, радости,
Напоить не надо ли
Тех кто жаждал и страдал?

Припев:

А за ним спасенье всемирное,
Он умен и прост,
И научит Он, и помилует
Иисус Христос!

3. Жглись костры терновые,
Люди мирно слушали
Речи светлые Его,
Познавая новое
Принимая душами
Покаянье и любовь.

Припев:

А за ним спасенье всемирное,
Он умен и прост,
И научит Он, и помилует
Иисус Христос!

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005


БЕСАМЕ МУЧО


1. "Бесаме...", "Бесаме мучо".
Кто из великих маэстро придумал её?
Он ни струн, ни клавиш не мучил,
Просто смычал и весь мир эту песню поёт.

2. "Бесаме...", "Бесаме мучо".
Можно услышать в трамвае, а можно в такси,
И за горой спрячется туча,
И заблестит самовар, как в пруду караси.

Припев:

"Бесаме мучо"
От случая к случаю
Можно услышать в такси.
"Бесаме мучо"
Не спрячешь за тучами,
Даже поют караси.

2. "Бесаме...", "Бесаме мучо".
Кто из великих Шекспиров её сочинил?
Так, ведь её, пожалуй, нет круче!
Страстью, как русский пельмень, он её начинил.

Припев:

"Бесаме мучо"
От случая к случаю
Можно услышать в такси.
"Бесаме мучо"
Не спрячешь за тучами,
Даже поют караси.

© Сергей Шиповник, Болгария, Банско, зима 2013


НЕЧИСТАЯ СИЛА



1.
Нечистая сила
Появится в храме сатаной,
Ничто ей не мило,
Не взять ни иконой, ни сутаной.
Оставят копыта
Печатно кровавые следы
На мраморных плитах,
На подножиях святых.

Припев:

Пена молочная белых кокард, снега круговерть,
Залиты краской держава и скипетр, красной.
Княжеский герб обезглавлен - и это ужасно!
Что впереди? Только степь завывает, да смерть.

2.
У тихого Дона
Пунцовы тускнеют небеса,
У ветхого дома
Кустарник смородиновый в слезах.
Гуляют казачки
Похлебкой из траурного вина.
Похмельна и мрачна
Ненасытная война.
.
3.
Трясучая злоба
Над тушей поверженного коня.
Погибнем мы оба,
Добейте бесплеменного и меня,
Заройте в кургане
Навечно историю свою…
Мы в бездну не канем,
Мы окажемся в раю.

© Сергей Шиповник, Россия, Москва, 2002


РОЖДЕСТВЕНСКИЙ БАЛ


1. Люстр хрустальное великолепие
В сливочном масле свечей.
За аксельбантами, под эполетами
Холод походных ночей.
Бледные личики, тонкие плечики
В вееров веянии.
Светским приличием дух человеческий
Слабых военных пленил.

Припев:

Чёрное фортепиано,
Плавных клавиш фаянсовый перебор,
Понимаешь, что пьяный,
Тихо ставишь дрожащий в руке прибор.
В ослепительном зале
Под прицельные выстрелы
Штатских жён
На рождественском бале
Ты танцуешь ещё и ещё.

2. А под огромными графскими стёклами
Грелась в ладоши зима,
Кони топтались, с вечерни не стёганы,
Сладко извозчик зевал,
Пудрилась вьюжная ночь петербургская
В бликах дворцовых зеркал...
Водка Смирнова с закусками русскими –
Это рождественский бал.

Припев:

Чёрное фортепиано,
Плавных клавиш фаянсовый перебор,
Понимаешь, что пьяный,
Тихо ставишь дрожащий в руке прибор.
В ослепительном зале
Под прицельные выстрелы
Штатских жён
На рождественском бале
Ты танцуешь ещё и ещё.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005


КОТОРЫЙ ЧАС


1.
Кому-то счастье – с витражами новый дом,
Блеск бриллиантов в переливе золотом,
А мне мечталось: для меня в цветной дали
Рисует счастье Сальвадор Дали.

Припев:

Искала – не нашла,
В чужих краях была,
Молилась ликам, идолам, богам,

А ты из-за плеча
Спросил: "Который час?"
И счастье оказалось в двух шагах.

2.
Бывает счастье – в горностаевых мехах,
Бывает – в яхтах на лазурных берегах,
А мне приснилось, что мое на небесах
Волшебной флейтой Моцарт написал.

Припев.

3.
Кому-то счастьем служат деньги на счетах,
Кому-то - титулы, и званий череда.
А мне причудилось: в моем лучился свет,
Когда Шекспир в венец вплетал сонет.

Припев.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, весна 2007






ЯВЛЕНИЕ ЕВРОПЫ



1.
Так вот, когда мне было одиноко
Приснилась мне, явилась мне Европа,
И гром подков, и рыцари, и шпаги…
И я теперь начертан на бумаге.

Припев:

Белить свое лицо - не девочка, не стану.
Все дальше от тепла, все ближе к океану…
Три тысячи чертей сто раз пропью на рейде…
Так пусть меня простят: энд джентльмены, энд леди.

2.
За зтот груз, что в сундуке пылится,
Не вАжны мне: ни город, ни столица,
Ни банк, ни бар, и ни сопровожденье…
Лишь, будет пусть со мной мое виденье.

Припев:

Белить свое лицо - не девочка, не стану.
Все дальше от тепла, все ближе к океану…
Три тысячи чертей сто раз пропью на рейде…
Так пусть меня простят: энд джентльмены, энд леди.

3.
На жизнь свою ни цента не поставлю…
Пускай скрипят назойливые ставни,
Пускай трещат трещотки языками,
А мне мечтать и жить над облаками.

Припев:

Белить свое лицо - не девочка, не стану.
Все дальше от тепла, все ближе к океану…
Три тысячи чертей сто раз пропью на рейде…
Так пусть меня простят: энд джентльмены, энд леди.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, осень 2007






АФРОДИТА И МЕСЯЦ


1. У подножий гор, у моря теплого жила
Девушка, и звали Афродита,
Первою красавицей во всем краю была,
А душа, как алый мак открыта.

Припев:

Море набегало изумрудною волной,
Море отступало понемногу,
Афродита все на камушке сидела под сосной,
В ожидании жениха от Бога.

2. И сверкали молнии в нехоженных горах,
Громы сотрясали небо эхом,
И лились дожди в сто крат сильней, чем из ведра,
А жених ни шёл, ни плыл, ни ехал.

Припев:

Море набегало изумрудною волной,
Море отступало понемногу,
Афродита все на камушке сидела под сосной,
В ожидании жениха от Бога.

3. И просохло небо, и настали день и час,
Свежий бриз пахнул по горным плитам,
И явился Месяц, тот, что звезды в небе пас,
И в него влюбилась Афродита.

Припев:



Море набегало изумрудною волной,
Море отступало понемногу,
Афродита все на камушке сидела под сосной,
И молилась Месяцу, как Богу.

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, лето 2014


ТРОиГРАНИЕ



1.
Это странно, это странно –
На троих одна любовь.
Уплотнение пространства
И с объемом - перебор.
На троих сегодня встреча,
О созвездьях разговор.
Я умолк, меня пугает чувство:
Вдруг моя звезда не движется
И в такой полет не впишется?

2.
Это странно, это странно -
Я один и три любви.
Треугольны и трехгранны,
Их умом не уловить.
Мы втроем и три бокала
Пеной звездною искрят,
Я молчу, меня цепляет чувство:
Что моя звезда не движется,
И в такой полет не впишется.

3.
Это странно, это странно -
На троих один полет.
Расслоение тумана:
Облака вода и лед.
Будет ночь, и будут свечи,
Не мешает ничего,
Но меня устраивает чувство:
Нет, моя звезда не движется
И в такой полет не впишется.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, весна 2007




ПРУЖИНКИ



1.
Мы нужные пружинки,
Мы нежные снежинки,
Мы тянемся, мы таем,
Мы живем.
Мы тянемся, мы таем,
Мы жизнь изобретаем,
И, как бы не сложилось,
Но вдвоем.
И, как бы не сложилось,
Еще на божью милость:
И счастье и несчастье -
Есть наш дом.
И счастье, и несчастье,
И солнце, и ненастье,
Любовь и огорченья -
Все вдвоем.
Все вдвоем!

Припев:

Любить – это наша обязанность,
Всю жизнь, в непокрытых долгах.
И люди влюбленные связаны,
Так, как реки с морями,
Так, как рифма в простых стихах.

2.


Мы нужные пружинки,
Мы снежные пушинки,
Мы тянемся, мы таем.
Мы в пути.
Мы тянемся, мы таем,
Мы время коротаем,
А время нас торопит,
Не щадит.
А время нас торопит,
Чтоб встретиться в дороге,
И, как бы не сложилось,
Но вдвоем.
И, как бы не сложилось,
Но, чтобы дверь открылась
В любви и огорчений
Мой твой дом.
В мой твой дом!

Припев.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, зима 2008


БОЛЬШОЙ ПОЛЕТ


1.
Душа как птица,
Она летает –
Еще снега в полях не тают,
И на ресницах
Снежинок стаи,
И ветер вдаль несет печаль,
Печаль
Мою.

Припев:

Я понимаю всей душой,
Укрытой белыми снегами:
Есть у души полет большой
В объятьях нежными руками,

Полет
Большой.

2.
У синей речки,
Где мы встречались
Под шум листвы, под крики чаек
Дорогой млечной
Ушел, вручая,
Мне одинокую печаль,
Мою
Печаль.

Припев:

Я понимаю всей душой,
Укрытой белыми снегами:
Есть у души полет большой
В объятьях нежными руками,

Полет
Большой.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, осень 2008





ШАНС НА ПРИКОСНОВЕНИЕ



1.
Будешь сниться
Непрочитанной страницей,
Будешь эхом
По следам моим идти,

Будет время,
Время будет
Торопиться,
Но оставит верный шанс
Вернуться и простить.

Припев:

Прошлое зачеркнем,
Ничего не жаль.
Прошлое зачеркнем,
Лишь, часы спешат,
Считая мгновенья.

Каждый из нас с тобой
Может сделать шаг,
Каждый из нас с тобой
Ищет верный шанс
На прикосновение.

2.


Будешь сниться


Ты в руках моих синицей,
Будешь эхом
Слово в слово повторять,

Будет время,
Время будет
Торопиться,
Но оставит верный шанс
Поверить и понять.

Припев.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, осень 2009


КУДА ПАРИТ ДУША



I.
Оставив стаю,
Полетел воздушный шар…
Но я не знаю:
Куда парит душа?
Под нею крыши,
И шпили, и купола.
Она не слышно
Поплыла.

Припев:

Куда парит душа
С стремлением стрижа,
В какое потаённое гнездо?
Где я к тебе прижмусь,
Ты выронишь из уст
Три слова, те,
На языке простом.

II.
Она открыта,
Как коробка с мотыльком,
И не увита
Стеснённым пояском.
Под нею страны,
Города и поезда,
И океаны,
Иногда.

Припев.

III.
Не нужно шума,
И не надо громких дел,
Лишь, чтобы, жутко
Одну меня хотел.
Пусть будет счастьем
В сокровении тиши
Одно зачатье
В две души…

Припев.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, зима 2006


ЭММАНУЭЛЬ



1. Девушка звалась по имени Эммануэль,
Как она была мила!
И любой герой пошёл бесстрашно б на дуэль
За ее в любви талант.

Припев:

Эммануэль...
Ночь и отель.
Эммануэль...
Страстный роман.
Эммануэль...
Кофе в постель.
Эммануэль...
Сладкий обман!

2. Счастлив тот кто видел прелести Эммануэль
При свечах ли, при луне,
И беда, кто чар ее не пересилил хмель!
Он несчастлив аж вдвойне.

Припев:

Эммануэль...
Ночь и отель.
Эммануэль...
Страстный роман.
Эммануэль...
Кофе в постель.
Эммануэль...
Сладкий обман!

© Сергей Шиповник, Босния и Герцеговина, Сараево, весна 2014



НОВАЯ СТРАНА



1. Будет в небе полная,
Полная,
Полная
Луна,
А по кругу звёздочки,
Звёздочки,
Звёздочки,
Звёздочки,
Звёздочки.

Здравствуй, моя новая,
Новая,
Новая
Страна,
Где на море лодочки,
Лодочки,
Лодочки,
Лодочки,
Лодочки.

Припев:

Здравствуй, моя новая страна,
Где белеют лодочки,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где краснеют розочки,
Здравствуй, моя новая страна,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где белеют лодочки,
Где краснеют розочки.

2. И пойду я бережком,
Бережком,
Бережком
По песку,
Что сверкает золотом,
Золотом,
Золотом,
Золотом,
Золотом,

Разгоню я прежнюю,
Прежнюю,
Прежнюю
Тоску
С заполярным холодом,
Холодом,
Холодом,
Холодом,
Холодом.

Припев:

Здравствуй, моя новая страна,
Где белеют лодочки,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где краснеют розочки,
Здравствуй, моя новая страна,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где белеют лодочки,
Где краснеют розочки.

3. Будет в небе радуги
Радуги,
Радуги
Дуга,
Как ворота райские,
Райские,
Райские,
Райские,
Райские

К солнечным и радужным,
Радужным,
Радужным
Берегам,
К тем, где розы красные,
Красные,
Красные,
Красные,
Красные.

Припев:

Здравствуй, моя новая страна,
Где белеют лодочки,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где краснеют розочки,
Здравствуй, моя новая страна,
Здравствуй, моя тёплая весна,
Где белеют лодочки,
Где краснеют розочки.

© Сергей Шиповник, Черногория, Бар, весна 2014

НО ЛЮБИ ХОТЯ БЫ НОЧАМИ



1.
Одна – кристалл,
Другой - как мутный лед.
Бывает, совесть тоже устает,
И царством правит тьма...
Зябкая зима
На ветках
Молчаливых,
Неречивых,
Безответных,
Верю я -
Растает сама.


Припев:

Улетай,
Убегай,
Швыряясь ключами,
Изменяй,
Ну, ежели совесть твоя не кристалл,
Но люби,
Но люби,
Хотя бы, ночами,
Но люби,
Перед тобою я чиста…



2.
Размера нет
Терпенью моему…
Зима растает - блудного приму,
Поверю, что устал.
Только мой кристалл,
Он нежный,
Но последний:
Не ослепни,
Не порежься.
Вся тебе
Моя чистота.

© Сергей Шиповник, Россия, Солодники, зима 2007


САГА О БРАТЦЕ ВОЛКЕ


1.
Встретились: Лиса, Петух и Заяц.
Было совещание о чём?
Братец Волк – отъявленный мерзавец -
Слопал деревенский суп с котом.
ПРИПЕВ:
А, вчера на площади в Стокгольме
Перегрыз наручников капкан…
Случай вопиющий, но прикольный…
Почему везет волкам?
2.
Две свиньи пропали – мы не брали!
Трёх гусей Волк слямзал ни за что.
Говорят, в китайском ресторане
Даром съел бесплатный шведский стол.
ПРИПЕВ:
Сбилась с ног полиция Стокгольма…
Жулик убежит наверняка.
Случай вопиющий, но прикольный…
Почему везет Волкам?
3.
Утром у российского посольства
В луже растворилось вообще
Класса представительского «вольво»
Вместе с полномочным атташе.
ПРИПЕВ:
Ноту шлет Москва – России больно,
И грозит ракетами слегка…
Случай вопиющий, но прикольный…
Почему везет волкам?

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, осень 2006



В МЕТРО


1. Так уж получается,
Что белый свет кончается
У метро,

Пальцами сведенными
Набить карман жетонами
Не мудро.

В теплом муравейнике
Сидим с тобой бездельники
В глубь глядим;

Просто без квитанции
На Павелецкой станции
Мы гостим.

2. Тысячи вагонов,
Миллион икон оконных,
Гуща глаз

Спереди и сзади
И осудит, и посадит,
И отпустит нас.

Вот ей наказание -
Не вверен в расписание
Наш интим;

Просто без квитанции
На Павелецкой станции
Мы гостим.

3. Заскрипит решетками,
И нас погонит щетками
Персонал,

Город утомленный
Нас согретых и влюблённых
Не узнал,

Правильностью точною,
Обыденностью тошною
Нас настиг;

Просто без квитанции
На Павелецкой станции
Мы гостим.

© Сергей Шиповник, Москва - Волгоград - Бар, 1984-2014





ФЕЯ ЛЮБОВЬ

(ария Эдвина и Сильвы из оперетты И. Кальмана
"Сильва", на слова Сергея Шиповника, новая версия)

ВСТУПЛЕНИЕ.

ПЕРВЫЙ КУПЛЕТ:

Как восторженные дети
Мы услышим на рассвете
Пение весенних птиц.

Только солнышко засветит
Мы увидим, мы заметим
Ясные сиянья лиц.

Что такое происходит?
И кто это с ума нас сводит,
Тропой влечет неведомою за собой?
Фея Любовь.

ПРОИГРЫШ.

Тропой влечет неведомою за собой?
Фея Любовь.

ПРИПЕВ ПЕРВОГО КУПЛЕТА:

Фея Любовь
В красочных ярких одеждах
Будто во сне
Явится в праздничный день,
Фея Любовь
Будет желанной и нежной,
Фею Любовь,
Фею Любовь
Можно понять и простить,
Её нельзя повторить.

ВТОРОЙ КУПЛЕТ:

Ощущаем, но не можем
Рассекретить шифр сложный -
Непереводим язык.

С нею лучше осторожно,
Как с вождением дорожным -
Постигать сперва азы.

Что такое происходит?
И кто это с ума нас сводит,
В хозяев превращает нас или в рабов?
Фея Любовь.

ПРОИГРЫШ.

В хозяев превращает нас или в рабов?
Фея Любовь.

ПРИПЕВ ВТОРОГО КУПЛЕТА:

Фея Любовь
Что нам оставит в награду?
Пройденный путь
С факелом жарким в руке.
Фея Любовь
Гордость подарит и радость,
Фею Любовь,
Фею Любовь
Можно понять и простить,
Её нельзя повторить.

ФИНАЛЬНЫЙ ПРИПЕВ:

Вспыхнет радужным она фейерверком,
Нет эффектнее ее в мире, наверно,
Звезд бриллиантами осыпет нас сверху,
Звезд бриллиантами осыпет нас сверху!

Вспыхнет радужным она фейерверком,
Нет эффектнее ее в мире, наверно,
Звезд бриллиантами осыпет нас сверху
И погаснет Фея Любовь.

© Сергей Шиповник, Босния и Герцеговина, Сараево, весна 2014









ПАВЕЛЕЦКИЙ ВОКЗАЛ







1. На вокзале дверь днём и ночью открыта,
Чтоб на слух ловить перепев поездов,
Сквозь вокзал сочится народ и элита,
Словно на работу зовёт всех гудок.

Припев:

Кто-то тихо сказал,
Но услышал весь зал:
"Ты, как дом мне второй,
Павелецкий вокзал!"

2. Расписаний шрифт, поезда, электрички...
Как он от такой суеты не устал,
Не оторопел от мороки столичной?
Никогда не спит Павелецкий вокзал.

Припев:

Кто-то тихо сказал,
Но услышал весь зал:
"Ты, как дом мне второй,
Павелецкий вокзал!"


3. Пусть нас разлучают пути и дороги,
Все равно для сердца они дороги,
И хотя дороги круты и пологи -
Нет на белом свете вокзалов плохих.

Припев:

Кто-то тихо сказал,
Но услышал весь зал:
"Ты, как дом мне второй,
Павелецкий вокзал!"


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2005


3. РАССКАЗЫ





ЗАКОНСЕРВИРОВАННЫЙ ДЖИП



У Автомобиля Жигули была мечта. Стать Джипом. Что Жигулёнок только не предпринимал. И колёса поставил широкие, шипованные, повышенной проходимости. И стёкла затонировал, что аж, капот перестал свой видеть. Cистему "Панасоник" прибацал новейшую - квадро. Все районные Волги так и поглядывали на него, вздыхая не без восторга. Антенна - выше пятиэтажки. Что ещё он сделал? Окрасился в оранжево-люминесцентный цвет и светился даже ночью, словно восходящее солнце автомобилизма.
Салон, так вообще игрушечка. Если панель - то обязательно - управления. Ну а сиденья, чтобы, действительно, можно было на них даже прилечь. Педали заячьим мехом обшил. Мягкие! Нажмёшь - одно удовольствие. Может быть, хватит наворотов? Нееет. Не доставало ещё бортового компьютера. С самонаведением и автопилотом. Ну и с диспетчерской связью "Автосервис для Ваз".
Это ещё не всё. Немаловажная вещь при навигации в условиях российского бездорожья - иллюминация. Для пущей видимости в болотном тумане, Жиган пристроил на крыше четыре зеркальных прожектора. Один освещал Север, ну а другие - Юго-Западный Восток.
Казалось бы, хватит. Да нет. А как же мотор? Двигатель внутреннего возгорания? Тут тоже нужен модерн. Поршня проточить, кольца обручальные 999 пробы нацепить. Всё должно быть в автомобиле прекрасно: и салон, и обшивка, и… После второго перекрёстка Жигулёнка затормозил Инспектор Государевой Думы:
-Я чёт не понял. Ты у нас кто? Крутой или подкрученный?
-Я - Джип, - сдерзил ему Жигулёнок.
-Да какой ты на хрен Джип? Я что, Джипов, что ли не видел на своей дороге?
Мимо и вправду вихрем пронёсся серебряный как начищенная столовая ложка Джип. Инспектор на всякий случай встал по стойке смирно и отдал честь.
-Вот это Джип. А ты маленькая божья коровка. Жучка ты, а не Джип. Плати штраф.
-За что? - удивился Жигуль, - по какому такому законодательству?
-Плати штраф, а то хуже будет. У нас закон один: если план не выполню - начальник меня вместе с фуражкой съест. И кокардой.
-Так этот Джип, - не унимался Жигулёнок, - он ведь скорость превысил, и ты его даже не остановил!
-Ты на других не показывай, а отвечай за себя. Мне
за ним гнаться, что ли? Во-первых, у меня бензина в
баке - только до заправки, ну и к тому же, он уже теперь
где-нибудь в аэропорту делегатов из Москвы встречает. С икрой в руках и солью. Не догнать нам его. Понимаешь? Сколько не дави ты на свою заячью педаль, сколь не пыжься. Лучше заплати, как положено, штраф и езжай своей дорогой. До следующего перекрёстка.
У Жигулёнка денег было как у Инспектора бензина:
-А может тебе в бак плеснуть, у меня и бутылка из-
под кока-колы имеется.
-А она у тебя какая? Полулитровая или полуторная?
-Да нет, ноль тридцать три.
-Ну, тогда две нальёшь, а то мне тут куковать до развода, а погода не сахарная. Мороз в ночь обещают тридцать два и тридцать три десятых градуса. И заморозки на нервной почве.
Жигман нахлебался для Инспектора бензина и поехал на заправку. "Вот ведь, гады , эти гаишники. Ни знаков не почитают, ни светофоров. Творят что хотят. А я может быть Джип, только законспирированный. Насосом накачаюсь, зеркала расправлю, втоплю километров сто девять, и тогда, менты, плевал я на ваши законы и на вашу Думу… И на бездорожье российских болот.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000



БОИНГ 737




У Самолета Боинг -737 была мечта. Поскорее уйти на пенсию. На заслуженный отдых. На металлолом. Утомился - сил нет. Диспетчер достал! То даёт посадку, то не очень. Задерживает, гад.
Как-то нервы не выдержали, и решил Боинг так, напрямую, и врезать Диспетчеру: мол, не дашь вовремя посадку – разобьюсь об какой- нибудь небоскрёб. Хуже будет: жертвы, разрушения. Диспетчер посмотрел в реестр поступлений новой техники, подумал… Может, его на 747-й заменить? Три новеньких стоят в авиапарке, ждут вылета. Да и зачем нам эта руина средневековая? Расход горючего, капремонт, брюзжит весь. Дашь посадку – не та. То короткая, то скользкая, то узкая. А где их набраться, хороших посадок? Это же не Нью-Йорк, а Нью-Джерси. Провинция. Можно сказать, глубинка. Тут каждая посадка на счету. Не успеет один взлететь, а под него уже другой садится. Только он взлетную полосу освободит – машина пылесосная пошла с поливалкой. За ней сушилка. А потом утюжка…
- Боинг, Боинг, я база, приём.
- База, слышу тебя неважно - помехи из-за сотовых телефонов, плееров и электрических зубных щёток. Приём.
- Боинг, сегодня посадка отменяется. Нет у меня свободной полосы. Приём.
Самолет начало трясти на воздушных ямах. Он не понял в чем дело:
- База, база, плохая слышимость. Как тебя понимать? Мне что, на соседнее с Аэропортом ранчо садиться? Или, может, на Кубе попросить убежища? А как насчет рапорта Руководству Авиакомпании?
- Боинг, ты меня не пугай и не отвлекай. Тут некоторые ждут посадки по двое суток, а её нет. Понимаешь? Нет - и все тут. Хоть в космос лети! Мне, какое дело?
Боинг начало кренить на левую сторону, и он стал кружиться над Аэропортом. Один круг, второй, третий, а Диспетчер отключил рацию и молчит упрямее краснокожего вождя.
Самолет рассуждал: «Что я ему плохого сделал? На прошлой неделе был шквальный ветер. Запрашиваю разрешение зайти с Запада. Так нет, упёрся: садись с Востока – и все тут. Так снесёт, ведь, с полосы! И слушать не захотел. Чуть не снесло. Два миллиметра оставалось до обочины. Я что, не прав? Ну, а вчера? У пассажира – инфаркт, необходима срочная госпитализация! Где там! Лети, куда велено. Страховку выплатим. Несчастный случай. А террористов, этих, сколько я могу прощать? Они ведь наглеют. Месяц назад запёрся один араб прямо в пилотскую,с бутылкой «алжирского» в руке, и - вези его в Палестинскую Автономию. А где я керосина наберусь? Свалимся в каком- нибудь Египте на Асуанскую Плотину…или в Мёртвом Море живыми утонем».
Боинг пошёл уже на восемнадцатый круг, а Диспетчер продолжал молчать. Пассажиры стали возмущаться. Особенно женщины: сколько можно эти почетные круги выписывать? Пора бы закругляться…Боинг понимал. Горючего оставалась четверть резервного бака. Вечерело…
Стюардесса Санта Барбара стала успокаивать публику: «Леди энд джентльмены, вас приветствует Авиакомпания «Макдонелл-Дуглас» на борту пассажирского лайнера Боинг-737. Температура за бортом…где-то, вроде как, около плюс четырёх. Мы завершаем наш полёт, прошу пристегнуть ремни и не курить до полной остановки, которая состоится через три минуты… в районе Аэропорта Нью-Джерси. Командир судна и экипаж прощаются с вами и желают всем нам счастливой и мягкой посадки»
Пассажиры немного успокоились, а Самолет стал по рации подавать сигналы SOS:»Я Боинг-737 Североамериканской Авиакомпании «Макдонелл-Дуглас». Имею на борту сто тридцать три пассажира и экипаж. Спасите наши души!».
Пассажиры от скуки стали звонить по мобильникам родственникам, и от этого сигналы о помощи срывались. Что делать?
Боинг решил садиться. На взлетной полосе всё ярче полыхали фиолетовые огни, и каждые 40-50 секунд самолеты то тормозили, то взлетали. Именно в этот кратчайший промежуток он и отважился, включив автопилот аварийной посадки, приземляться без Диспетчера. Зайдя с Востока, Боинг выставил шасси и стал садиться прямо под взлетающий «Конкорд» Парижской Авиакомпании «Эр- Фансс». Полосу взял уверенно, но бортовой компьютер из-за эфирных искажений не рассчитал длину посадки, и Боинг понёсся прямо на диспетчерский пункт. У Диспетчера волосы на голове встали трубой, когда он увидал приближающийся с бешеной скоростью аппарат, но Боинг было уже не остановить.
- SOS! – кричал во все микрофоны Диспетчер,- SOООООS!!!
Да где там. Боинг, как десертной лопаткой розочку торта, срезал правым крылом башню командно-диспетчерского пункта и остановился в двух с половиной миллиметрах от Аэровокзала.
«Леди энд джентльмены. Совершил посадку Самолет Боинг-737 Авиакомпании «Макдонелл-Дуглас», выполняющий рейс из Акло-Хохмы. Встречающих просят пройти к седьмому выходу в правой части Аэровокзала. Сенкью».


© Сергей Шиповник, Россия,Волгоград, 2000







ГОРОД ТАКСИСТОВ И ПРОСТИТУТОК





В городе Таксистов, Проституток и Крутых попадаются, однако же, люди. Их нужно искать в маршрутках. Они, похоже, оттуда никогда не вылезают. А чего, собственно говоря, высовываться? Заплати десятку и катайся круглосуточно. Никто даже не заметит, что ты уже по девятнадцатому кругу едешь. Так, а чем ты отличаешься от тех, которые на неофициальных остановках туда-сюда ныряют и выныривают? Копия. Китайско-турецкий прикид, безысходное выражение лица, целлофановый кулёк с кофейными зёрнами возле красного бокала и бесплатно приобретённое, но тут же прямо в фургоне раздаренное острое, как разбитая склянка, респираторное заболевание.

Я понимаю, что это не нравится и неприятно читать, но нужно признаться, что после изобретения телевизора и компьютера наша жизнь, почему-то стала ещё трудней. Ну, правильно, глянешь, как живут там, за экраном нашей страны и здесь уже оставаться, как бы не хочется. Зарплаты хватает только на маршрутку и кулёк с нарисованным бокалом. На зёрна «Нестле» денег почти не остаётся. Бразилия оборзела. Готова кофе по транспортёру в Амазонку ссыпать, лишь бы не продавать нам дёшево. Бразильским мясом так просто завалили рынок – никто не берёт. А на какие реалы брать? Лучше бы ту передачу так и назвали: «Как украсть миллион», потому что стать миллионером можно только там, за голубым как небесная мечта, экраном.

Я люблю ездить в маршрутке. В ней никогда не запаришься. Дверь, которую не знаешь в какую сторону дёргать, так как в каждой машине свой, секретный, известный только хозяину код, почти не закрывается. Поэтому, если летом сильно жарко – садись в маршрутку, но держись за сидение, так как немудрено быть сдутым сквозняком или выскочить в потолочный люк, преодолевая очередную траншею.

А куда подевались электрички? Даже слово это пропало из нашего обихода. Их переплавили и перепрофилировали в маршрутки. Со временем, сколько в Городе будет людей, исключая, конечно же, особые касты: Таксистов, Проституток и Крутых, столько и будет маршрутов. Куда мы поедем? На работу. Там раз в месяц дают деньги на маршрутку и на пустой кофейный кулёк. А когда не было Таксистов, Проституток и Крутых, но существовали электрички, то деньги давали два раза в месяц: транспортный аванс и продуктовую получку. И было весело, потому что не выпускались компьютеры, погремушечки-телефончики, а телевизоры, в основном, сияли чёрно-белые. И самое главное, что там, на экране показывали исключительно потных, в замызганных чёрно-белых рубашках на пашне трактористов и согнутых в бублики узбекских хлопкоробок. А про то, как стать миллионером ведали исключительно образцово-показательные колхозы, да вездесущая государева статистика.

Вот поэтому то все и улыбались – рот от ушей. А теперь собаки страшные деньги дают только один раз, да и то нерегулярно, с задержкой. Поэтому, на работу приходится иногда ходить пешком. Тут и подумаешь: а не сменить ли свой профессиональный маршрут!


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000









ГОРОД ТАКСИСТОВ, ПРОСТИТУТОК, И КРУТЫХ




В городе Таксистов, Проституток и Крутых попадаются, однако же, люди. Их нужно искать в маршрутках. Они, похоже, оттуда никогда не вылезают. А чего, собственно говоря, высовываться? Заплати десятку и катайся круглосуточно. Никто даже не заметит, что ты уже по девятнадцатому кругу едешь. Так, а чем ты отличаешься от тех, которые на неофициальных остановках туда-сюда ныряют и выныривают? Копия. Китайско-турецкий прикид, безысходное выражение лица, целлофановый кулёк с кофейными зёрнами возле красного бокала и бесплатно приобретённое, но тут же прямо в фургоне раздаренное острое, как разбитая склянка, респираторное заболевание.

Я понимаю, что это не нравится и неприятно читать, но нужно признаться, что после изобретения телевизора и компьютера наша жизнь, почему-то стала ещё трудней. Ну, правильно, глянешь, как живут там, за экраном нашей страны и здесь уже оставаться, как бы не хочется. Зарплаты хватает только на маршрутку и кулёк с нарисованным бокалом. На зёрна «Нестле» денег почти не остаётся. Бразилия оборзела. Готова кофе по транспортёру в Амазонку ссыпать, лишь бы не продавать нам дёшево. Бразильским мясом так просто завалили рынок – никто не берёт. А на какие реалы брать? Лучше бы ту передачу так и назвали: «Как украсть миллион», потому что стать миллионером можно только там, за голубым как небесная мечта, экраном.

Я люблю ездить в маршрутке. В ней никогда не запаришься. Дверь, которую не знаешь в какую сторону дёргать, так как в каждой машине свой, секретный, известный только хозяину код, почти не закрывается. Поэтому, если летом сильно жарко – садись в маршрутку, но держись за сидение, так как немудрено быть сдутым сквозняком или выскочить в потолочный люк, преодолевая очередную траншею.

А куда подевались электрички? Даже слово это пропало из нашего обихода. Их переплавили и перепрофилировали в маршрутки. Со временем, сколько в Городе будет людей, исключая, конечно же, особые касты: Таксистов, Проституток и Крутых, столько и будет маршрутов. Куда мы поедем? На работу. Там раз в месяц дают деньги на маршрутку и на пустой кофейный кулёк. А когда не было Таксистов, Проституток и Крутых, но существовали электрички, то деньги давали два раза в месяц: транспортный аванс и продуктовую получку. И было весело, потому что не выпускались компьютеры, погремушечки-телефончики, а телевизоры, в основном, сияли чёрно-белые. И самое главное, что там, на экране показывали исключительно потных, в замызганных чёрно-белых рубашках на пашне трактористов и согнутых в бублики узбекских хлопкоробок. А про то, как стать миллионером ведали исключительно образцово-показательные колхозы, да вездесущая государева статистика.

Вот поэтому то все и улыбались – рот от ушей. А теперь собаки страшные деньги дают только один раз, да и то нерегулярно, с задержкой. Поэтому, на работу приходится иногда ходить пешком. Тут и подумаешь: а не сменить ли свой профессиональныймаршрут?!



© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000








ВЕНЧАНИЕ ЦАРЯ ИОАНА


У Царя Иоана было три жены. Одну он задушил. Другую отравил. Третью сослал в Соловецкий Мужской Монастырь. Предстояла новая свадьба. Невеста Царя Наталья двенадцати лет отроду, дочь Боярина Огурцова, выглядела на все тринадцать. Умела вышивать сарафаны, украшать бисером кокошники, ставить квас, взбивать подушки и перины, подметать горницу, румянить щеки и плясать. Ну, чем не Царёва Невеста? К тому же, красавицей была первой на всю Московскую Русь.
Иоан любил Наталью. Всего, пока что один раз. На новоселье у Боярина. В дровяном сарае. Потом он об этом забыл. А Боярин Огурцов напомнил:
- Иоан Василич, побаловались на новосельице-то неплохо, если помнишь, да только Наташка пузатая теперячи. Чаво делать-то будем?
- Так к бабке её своди, не знаешь, что ли? Впервой?
- Да молодая она ещё, вот и впервой. Только поздно уже. Всё сарафаном широким прикрывалась, а теперь шестой месяц пошёл. Жениться тебе надобно. А то ведь нехорошо. Люди не поймут.
- Да не хочу я жениться! – упрямился Иоан.
- Так ведь Наталья сказала, что руки на себя наложит. Жалко ведь молодую душу загубить. Женись, Вань, а то хуже будет.
- Да не могу я сейчас жениться. Зубы у меня болят. Вот как все повыдергиваю, так сразу повенчаемся. Веришь мне?
- Ну как тебе не поверить? – и Боярин, довольный, отбыл домой с доброй вестью.
Деваться было некуда. Нагрешил с молодухой - придется замуж брать, а то тёмную устроят бабы: по наследственным частям тела коленками набьют...
В Успенском Соборе Московского Кремля под колокольный набат с Ивановской Звонницы проходило венчание Царя Иоана и Девицы Натальи. Беременной она стала ещё краше: щёки горячие, глаза, как яхонты васильковые, коса до пола.
- Во имя Отца и Сына и Святаго Духа – аминь, - провозгласил Митрополит Филарет.
Столы были завалены русскими разносолами. Чего только ни лежало: поросяточки розовенькие, фазанчики с брусникой, стерлядь заливная с гвоздикой и зеленым горошком. Помидорчики, фаршированные утиной печенью. Ну, и сама печень лососевая в кедровом маслице. На горячее подавали вепря с гречневой кашей, а поливался он соусом из чернослива с арахисом. Ну, а пили квасок, шибающий в носок, и анисовую водочку первой выгонки. Царь схмелел быстро и решил толкануть речь:
- Народ, прошу внимания, - и все замерли с кусками в руках и зубах, – если вы думаете, что провинился я перед Натальей Огурцовой и вот теперь вынужденно женюсь, то не так. Решил я новую жизнь начать. Семью завести крепкую. Детишек по любви и согласию родить да воспитать. Грешнай я, ох, какой грешнай. Только отныне всё будет по- другому. Новую жизнь начинаю, Бояре.
- Го-о-орько! – заорал, сидевший по правую руку свидетель Малюта Шкуратов.
- Горько! – подхватили Бояре да Дворяне.
Свадьба набирала обороты. Наутро, опохмелившись, закусывали горячим пельменным супчиком и маринованными груздями. Иоан обнимал жену, а Наталья делала вид, что вся эта процессия ей по душе, хотя очень устала от бессонной ночи и немного капризничала:
- Иван, ну что ты так сильно меня трясёшь, ведь ребёночка потревожишь. Отстань, окаянный.
Царю, эта выходка жены не понравилась, но он стерпел. Подвыпив ещё, Государь начал выстраивать в шеренгу прислугу и поваров, навроде показательных выступлений. Царица опять его одёрнула:
- Иоан, ну, что ты пристал к ним, ведь люди делом занимаются, а тебе развлечение?
Царь стерпел и во второй раз. Ну, а на третий он швырнул чашку с холодным пельменным супом в кого-то из гостей, обнял за шею, сидевшего рядом, уже в умате Малюту Шкуратова и произнес следующую речь, когда вся публика угомонилась в ожидании тревожных новостей:
- Слушай меня внимательно. Всё, что я вам вчера тут наговорил, - шутка. Свадьба отменяется. А ты, Филарет, бумагу эту метрическую порви и выброси псу смердящему под хвост. Сколько я ни женился - только себе хуже делал. Не успела она стать моей законной супругой – уже начала команды свои распоряжать. То ей не так, это не эдак. А вам всем, абы морды нажрать. Сидите тут, щёки набиваете. Встать, я сказал! И все вон!
- Все во-о-он! – захрипел пьяный Малюта, схватил индюшиный мосол и запустил им в Боярина Огурцова.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000






ПЕРЕПОЛОХ В СОВЕТЕ БЕЗОПАСНОСТИ



Заседание Совета Безопасности Объединенных Наций откладывалось на час. Уже не знали, что и думать. А все было, оказывается, проще пареного хрена. Генерал – Секретарь Центрального Комитета СС Никита Сергеич Прыщёв с утра не мог найти свой ботинок. И под кроватью пролазал, и за телевизором смотрел, и в мусорном ведре копался - нет. Позвонил Дежурной Администраторше по этажу - может быть, она где-нибудь в холле встречала? Ответ отрицательный. А время идёт. Американцы ждать не любят.
В дверь постучался и вошёл Министр Зарубежных Дел Алексей Полянских:
- Никита Сергеич, мы опаздываем. В Совете Безопасности паника. Кеннеди уже два раза звонил Управляющему Гостиницей. Нас могут не правильно понять.
- Да знаю я, знаю. Только вот поделать ничего не могу. Ботинок я правый потерял, то ли в борделе, то ли на 5-й Авеню, когда про холостых саратовских парней песню орали. Может, в баре на двенадцатом или на тридцать втором этаже. Ты не сходишь поглядеть?
- Никита Сергеич, так ведь времени у нас нет расхаживать по барам да по борделям - американцы ждут, - поленился Полянских.
Никита сел на мятую постель, вложил подбородок в ладонь и стал вспоминать вчерашний вечер. Утром из аэропорта поехали в Посольство СС. Часов до двух завтракали. Ну, виски «Паспорт-Скотч» пили с какой-то водопроводной водой. На закуску толком ничего не подали. Какие-то булки с колбасой, сыром, майонезом и томатом. До сих пор изжога. Что дальше? Обедали в Чехословацком Посольстве. Благо, хоть те толком накормили: карп в пиве, грибочки, кнедлики… Только чего эти Чешские Словаки лезли целоваться? Надо их отучать. Вон Венгров в 56-м за один день от этих лесбиянских привычек отучили. Понахватались буржуйских обычаев и лезут вирусами империализма своими заражать. Ничего, дайте время - всех капиталистов, как тараканов, каблуками попередавим, кстати, а где мой ботинок?
- Слышь, Алексей Иваныч, а не сможешь мне свои туфли до вечера одолжить? А как мой ботинок найдётся, так я сразу отдам, ты не переживай.
- Никита Сергеич, да я с радостью, но только размер-то у Вас вона какой, сорок третий, а мои туфельки «Цебо» тридцать девятого, - явно не желая давать обувь, начал вихлять хвостом Полянских, хотя он носил сорок первый размер, а туфлям было уже порядка трёх лет, так что Никите они бы пошли в самый раз.
- А ты сними, мы померяем, и если не подойдут, тогда пойдешь мой ботинок по барам искать, - начал настаивать Прыщёв.
С огромной неохотой Министр стал снимать свои лакированные и отполированные в автомате на этаже Отеля туфли. Никита воткнул в них ноги:
- Что-то немного жмут, наверное, пятки опухли после вчерашних авеню.
- Ну, тогда снимайте, - обрадовался Полянских.
- Да нет, я лучше носки сниму, может, тогда полезут.
Никита Сергеич снял дырявые на пятках носки и поставил их к радиатору:
- Ну вот, другое дело. На чём мы сегодня к заседанию-то поедем?
Министр был крайне разочарован, что его нагло разули, однако он решил как-нибудь по пьянке напомнить Генерал-Секретарю о своей самопожертвенной услуге и доложил:

- Никита Сергеич, дело в том, что посольский «Мерседес-Жбенц» вчера по нашей милости попал в аварию. Вы всё время водителю помогали рулить, ну, и сами понимаете, мы въехали в закусочную «Марк-энд-Дональдс» в самый час пик. Благо, никто ничего не успел сообразить, так как забегаловка была исключительно для чернокожих, и полиция, увидав посольские номера, просто отвернулась. Не стала вмешиваться.
- Алексей, а люди-то хоть живые?
- Не знаю. Их тут всё равно за людей не считают. Так что не беспокойтесь.
- Вот сволочи! - взъерепенился Никита, - ну, мы-то ладно, хоть не нарочно въехали в их столовую, а эти ястребы? Ведь людей за обезьян держат. Ну я им покажу кузькину мать!
Министру пришлось дополнительно надевать стоящие в углу Никитины носки, так как его эластиковые больно уж были холодными, а на улице не лето. Да и не зима.
Когда садились в красный «Кадиллак-Цеввил» Никита опять пристроился рядом с Водителем:
- Тебя как зовут? А, Майк. Ты, Ямайка, выезжай прямо на встречную полосу и гони, что есть горючего. Опаздываем мы. Могут нас не понять. Да чего с тобой долго разговаривать? Ты всё равно по-русски ни мясо, ни рыба. Жми на акселератор, тебе толкую. Быстрей нам нужно!
Мотоциклисты едва успевали подстраиваться к машине, и все доехали действительно быстро.
Совет Безопасности еже обкурился сигар и в достаточном хмелю встречал Главу Правительства СС с явно неприкрытым недовольством. Прыщев, как ни в чём не бывало, прошёл к трибуне с условно изображёнными не ней двумя полушариями и, влив в себя сначала стакан, а затем и графин воды, начал речь:
- Я не позволю, господа угнетатели, вам обижать негров. Довольно вы их эксплуатировали на протяжении последнего полутысячелетия. Наши кубинские братья попросили помощи, и мы её дали. Пятьдесят сигар с ядерными боеголовками уже поставлены на Остров Свободы, а ещё пятьдесят в пути. И если Вы, Господин Президент хороший, не прикроете ваши эти куклукскланы и не отмените места только для белых, то Вас постигнет суровая участь Берлина и его Стены. Кстати, дайте ещё воды, а то сохнет в горле.
Пока Официант подносил графин, из-за стола поднялся Финджеральд Кеннеди и на нечистом русском языке произнес:
- Господин Прыщёв, а Вы отдаёте себе отчёт…,- Американский Президент не успел договорить, как Никита его перебил:- Я Вам слова не давал, так что пока посидите молча. Так вот…
К кафедре подошёл официант с графином водки. Это было изобретение Директора ЦРУ Эдварда Далласа, который знал обо всех вчерашних похождениях Русского Президента, ну, и решил того немного остудить, влив ему в графин бутылку «Столичной».
Никита выбулькал весь сосуд и даже не заметил, что в нём была водка, а затем продолжил:
- Куба наш друг, и не важно, что она черная. Я сам крестьянский сын и сын кухарки, поэтому, может быть, и не такой белый и тощий, как Вы, господин Кеннеди, но…
Тут Никита после принятой без закуски на старые дрожжи дозы начал пьянеть и буянить:
- … но мы наведем мир во всех странах и не допустим кузькину мать!
Наконец-то обнаружился пропавший ещё с вечера ботинок. Он оказался в правом кармане его широкого, как шерстяной плед, пиджака. Никита Сергеич вытащил обувку из кармана и начал в форме протеста барабанить ею по трибуне. У американцев вылезли из ресниц закатившиеся ещё во времена «Унесенных ветром», глаза, и они повставали со своих стульев, выкрикивая демократические лозунги, типа «Нью-Йорк! Нью-Йорк!». Прыщёв не унимался, но тогда подошла полиция, отняла у него ботинок и под руки увела разбушевавшегося фантомаса в вестибюль.

© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000












СЕКСАПИЛЬНАЯ ЛЮСИ




Сексапильная красавица Люси Мак-Донна хмурым дождливым утром спускалась по ступенькам автобуса Мичиган-Нью-Йорк и зацепилась единственными целыми у неё колготками за заклёпку в двери. Ну, а в результате, конечно же, большая затяжка прямо на коленке.«Ёпэрэсэтэ» - только и оставалось произнести Люси.
Водитель отвернулся, словно ни в чем не виноват. Все претензии к Заводу-Изготовителю «Техасмоторс». Да и какое ему дело до всяких колготок? У него расписание. Пять минут на заправку – и по газам, опять в Мичиган. А путь не близкий. Времени нет думать о всякой ерунде. Тем более, о колготках.
Мак-Донна рассуждала по-иному. Вот самец племенной. Обезьяна немытая. Чёрный, ведь, как сажа в трубе. Ему-то что! Его замусоленные джинсы и топором не разрубишь. Эту бы заклёпку тебе в лоб вколотить!
Чрезвычайно расстроенная, Люси поплелась по улицам Большого Города.
Почти никто в эту пасмурную погоду не высовывал своих грустных носов из-под зонтиков и, представьте себе, Мак-Донну пока что Город не замечал. Но Люси не сокрушалась. Спустившись в метро, она присела на скамейку и стала аккуратно зашивать прореху. Мимо пробегал Негритёнок с пачкой «Нью-Йорк Таймс»:
- Гёрл, купите газету, она вчерашняя, всего за полцента.
- Да я и читать-то их толком не умею. А там объявления есть?
- О, да, мисс. Мой отец Джон Хилтон именно так приобрёл подержанный «Форд», причем очень удачно. С четырьмя колёсами, и что удивительно - все стёкла на месте. Даже бензина в нём была треть бака. Правда, не заводился поначалу, но потом всё же мы его растолкали.
- А насчет работы там бывают объявления? - откусив нитку от шва, спросила Люси.
- Мисс, а какая вас интересует работа? Моя мать Саманта Хилтон трудится сейчас посудомойкой в Ночном Клубе «Бродвей». Говорит, что людей не хватает. Хозяин жадный и мало платит. Если хотите, я за двадцать центов Вас туда отведу. А насчёт жилья, если Вам будет нужно, то поговорите с моей матушкой, она что-нибудь присоветует.
Хозяин Клуба - степенный с животиком Босс посмотрел сначала на ножки в рваных колготках, затем на довольно-таки привлекательную грудь, ну, а потом уже и на лицо, что тоже его не разочаровало.
- Зарплата у нас не большая, сама должна понимать: налоги, отстёжки. Зато питание бесплатное. Всё, что после гостей остаётся, разбирают: кухня и обслуга. Так что если ушами не прохлопаешь - голодной не будешь.
Вот именно так начиналась звёздная карьера Певицы Мак-Донны. Ну, или приблизительно.
Посуду Люси в Ночном Клубе «Бродвей» мыла недолго. Купив через неделю с первой же получки новые стильные колготки, Мак -Донна начала топтать обувь по прослушиваниям и просмотрам. Её никуда не брали. Больно уж вела она себя дерзко с работодателями, вроде того, что не сильно-то и нуждаюсь. Сами потом прибежите. И вот когда уже почти все студии Люси себе заколлекционировала и наделала на колготках новых затяжек, вот именно тогда Мак-Донне подфортила удача. А она, оказывается, была тут, рядом.
В пятницу перед открытием «Бродвея» Люси пришла к Боссу за очередной нищенской в конвертике получкой, а в его кабинете сидел, курил и потягивал джин Главарь Местной Мафиозной Группировки Смит Гранд. Он пришел за своим гонораром. Только деньги были для него положены не в тонюсенький розовый конвертик, а в пухлый крокодиловой кожи с серебряной монограммой кейс.
Как только Смит увидал Люси, он моментально подсчитал в своей до воскового блеска бритой голове, какую прибыль можно заполучить с этой строптивой белогривой лошадки.
- Ты давно ли тут работаешь и кем? – подливая себе ещё джина, вопрошал Гангстер.
- А ты кто – шериф или из ФэБээР? – небрежно швырнула ему в лицо Мак-Донна.
- Вообще-то я наказываю тех, кто обзывает меня режущими мой тонкий и ранимый слух словцами. Как насчет деловых переговоров здесь за столиком в Клубе?
- С тобой, что ли?
Тут вмешался Босс:
- Люси, ты не груби этому Господину, а лучше согласись его выслушать. Мой тебе добрый совет…
***
Начать решили с танцев. Смит Мак-Донну приодел, и поехали на его позолоченном «Линкольне» прямо на Манхеттен, где в стеклянной пробирке лифта взлетели на 201-й этаж в Музыкальную Студию «Мэдисон Диско».
Генеральный Продюсер Студии Ллойд Убер, конечно, видел на своём веку и не таких секс – бомбардировочек, но замолвка за Люси от Смита Гранда, человека авторитетного во всех отношениях, сыграла для карьеры Мак-Донны не последнюю роль.
А затем была работа. Напряженный пятнадцатичасовой труд. Ноги, да, да, те самые ножки, о которых вздыхало потом полмира, отваливались, как протезы. Пот стекал с неё, словно ливень со стекла, но это было так полезно для очистки сосудов! А то они забиваются, как рыболовные сети, мусором. Сосуды нужно прочищать.
Деньги сначала посыпались. Потом повалили. Представьте себе сугробы денег. Полная квартира. По ним можно ходить, прыгать, скакать, кататься, кувыркаться… Что же ещё можно сделать с деньгами? Раздавать как благотворительные пожертвования. Покупать лимузины, яхты, летательные аппараты. Что ещё? Путешествовать по кругу. Как песня. Потому, что круглая Земля. Да мало ли чего можно сделать с деньгами? Вот без них ничего не поделаешь. Люси это хорошо понимала и поэтому потела, потела, потела…


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000




НАЦИОНАЛЬНЫЙ РУССКИЙ НАПИТОК


Рейхсмаршал Паулюс, как ни кто не хотел умирать. Даже с присвоенным ему вчера Гитлером таким крутым званием и заочно подаренным жезлом. А не пошёл бы он нахфиг, этот шизофреник! Травоед. Фанатик. Когда были в руках силы - борьба имела логический смысл. Пока с самолётов бросали консервы и ящики с патронами - как-то можно было держаться. А сейчас? Ну и сколько я могу сидеть в подвале этого русского минимаркета? Суп, сваренный из последней балалайки, доели вчера. Нам что теперь гармошками питаться? Так они, эти босоногие осмелели, в мать их родину! Катюши не унимаются. Грохот в ушах - спокойно не уснешь. А Гитлер только и радирует: «До победного конца! Герои! Великий Рейх!».
Да пошёл он! Вместе со своим Рейхом. Его бы в подвал, из которого, даже, крысы разбежались посадить, да будильниками с карандашами покормить с неделю, вот тогда бы он понял, чего стоит этот его Рейх. Сам, поди, в Альпах с Евой на лыжах развлекается. Папайю лопает. С греческими орехами. А я, что ли, лысый тут сидеть возле керосинки? Все сто томов Ленина уже в печке сгорели. Остались только отдельные издания: «Шаг вперёд-наоборот», ну и совсем тонюсенькая брошюрка «Как им организовать рабкрин». До сих пор не пойму: что это за такая форма собственности - рабкрин? Банк, бар, варьете или галантерейная лавка? Мы бы до такого не додумались. А Ленин премудрый был мужик. Не даром картавил. Нашей, евроевридной расы.
Надо сдаваться. Ну, а что? Пойду к Сталину работать. У него, похоже, что планы обширные. Сейчас, наверняка, двинет на Запад. Босоногогарнизонный коммунизм свой устанавливать. Балалаечно-гармошечную жизнь в Европе налаживать. Интересно, кем он меня возьмёт? Мне бы теперь что-нибудь по интендантской части. Каким-нибудь начпродом, или в каптёрке сапоги с шинелями выдавать. Хватит, навоевался! Намёрзся в дурацкой Сибири.
А кто виноват? Так этот вегетарианец и виноват. Ну, правильно. Он где в своей жизни бывал? Во Франции, в Бельгии, в своей Австрии, ну в Голландии. Там кругом мощёные автобаны или асфальт. А здесь? В этой неумытой России всего одна дорога, и та железная, и та в Сибирь. Транссибирская Незарастающая Тропа. Вот и увязли мы в русской грязи своими чистыми колёсами. А нужно было на тракторах. Русские только при помощи гусениц здесь и перемещаются. А мы в белых перчатках и лакированных полуботиночках пришли Сталинград брать. Да тут в водолазном костюме не проплывёшь! По этой жиже.
- Ну что, раздобыл выпивку? – спросил Рейхсмаршал вошедшего в помещение Штандартенфюрера СС Фридриха Краузе, укутанного урюпинским пуховым платком.
-Так точно, Господин Рейхсмаршал!
-Чем нас сегодня русские обрадовали? Уж не спиртом ли запахло?
-Никак нет, Ваше Высокопревосходительство. Опять самогон. Старуха продала, сказала, что чистый, как березовая слеза. Для себя делала. Чабрец добавила и липовый цвет. Почти что французский коньяк. И крепкий, зараза. Я отхлебнул для пробы, так, аж в затылок шибануло, словно противотанковым осколком.
-Ну, давай, попробуем, - с загоревшимися глазами глотал слюну Паулюс.
Налив из ядовито-зелёной бутылки пахучей жидкости в гильзу от крупнокалиберного пулемёта, Штандартенфюрер, спросил разрешения, присел на табурет, развязал пуховой платок и поинтересовался у командира о вкусовых качествах напитка.
-Дрянь, я скажу, исключительная. Но пить можно. Наливай ещё. И себе. Чего сидишь, как троюродный? Мы теперь все одного звания: «военнопленные». Этот козёл, неврастеник подставил нас в качестве мишени. Говорил я ему ещё в ноябре, что уходить надо. Ведь Сталин за свой одноимённый город все дивизии положит, всю Сибирь сюда бросит.
-Господин Рейхсмаршал, а может нам переодеться в русские народные костюмы, коих тут полный подвал,
взять по гармошке и дёрнуть к своим за Дон?
-Поздно Фридрих, уже поздно. Ночь скоро. И дороги мы не знаем. Потому что их тут вообще нет, дорог-то. Заблудимся в степи. Замёрзнем. Мороз, сам видишь - какой. Россия ведь…
…Рейхсмаршал разрядил ещё одну гильзу с национальным русским напитком и продолжил:
- Понимаешь, мой друг, сидя в этом разбитом минимаркете, я понял в жизни одно: кто с мечом придёт, тот никуда не уйдёт. По-моему так сказал Бисмарк или Карл Сто Девятнадцатый. Не помню.
-Ваше Высокое Превосходительство, позвольте уточнить, но это только что сказали Вы.
-Да? Вот уж не думал, что я все еще такой умный. Мне показалось, что катюшами из моей головы вышибли все оставшиеся мозги. Завари-ка, мой фронтовой друг, супчика, что ли, из пионерских барабанов, а то без закуски эту зажигательную смесь пить невозможно… Так вот, самая большая ошибка, которую я совершил в жизни, это то, что во время Пивного Бунта в Баварии не врезал Гитлеру кружкой по голове. Хотя мог. Но мне помешал Геринг. Он сам его хотел грохнуть, но промахнулся. Пьяный был. Сейчас всё было бы по-другому. Жили бы мирно. Строили бы в России автобаны, мосты, города. Отмыли бы её грязную, работой обеспечили. Так нет. Попёрся он, этот горлопан, псих-одиночка, как Ермак Сибирь брать. Вот и сидим теперь среди русских народных костюмов, гармошек, матрёшек и пионерских горнов. Пьём эту дрянь, а канонада ведь не утихает.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000


РОК & ЛОРА


Талантливый Гитарист Элвиз Прэсли гулял сегодня по Брайтон-Стрит со своим неразлучным инструментом и под квадрат аккордов намурлыкивал что-то в стиле джаз-кантри-блюз. Гитару он подключил к фонарному столбу пятидесятитрёхметровой переноской и, как только провод до конца растягивался, Музыкант возвращался в противоположную сторону. Так он и ходил себе, слегка пританцовывая. Никто из посторонних на Элвиза не обращал своего, озабоченного трудностями капитализма, внимания. Безработица, экономическая нестабильность, инфляция, гонка вооружений, холодная, как айсберг в океане, война, и происки Империи Сибирско- Советского Зла. Да мало ли проблем у простого американца? Не до кантри ему сегодня. И не до блюзов. Концы бы свести с конечностями.
Навстречу Гитаристу блатным походоном подкатывает Музыкальный Продюсер Джилл Стилл:
- Тебя как зовут, неудачник?
- Да пошел ты, - только что не плюнув в лицо, отрубил ему Элвиз, и продолжил наяривать свой электромобический квадрат.
- Да, ты не дергайся, а лучше давай познакомимся. Я,ведь, Музпродюсер, может быть, слыхивал про Джилла Стилла?
Гитарист сразу же сбился с ритма и уронил на асфальт зеленый пластиковый медиатор:
- Тот самый Стилл, который раскручивает джаз-бенды с полоборота? Ты тот самый Джилл Стилл, который работал с самим Льюисом Амстер-Ронгом?
- Ну чего ты орёшь на весь Брайтон, да, да я тот самый Стилл. А тебя то, как величать? Может быть Господин с Гитарой? Или Индейский Вождь Медвежье Ухо?
- Да нет, меня просто Элвиз Прэсли. Нищий и бродяга. Жрать сильно охота. Ты не одолжишь пару центов мне на попкорн? Три дня уже ничего в желудке не было. Последние деньги на медиаторы со струнами потратил, а пособие задерживают, говорят: безработных стало больше, чем людей.
Продюсер достал толстый, как гроссбух, бумажник и вытащил из него новый хрустящий доллар:
- На, купи себе чего-нибудь. Да, и вот моя визитка, с адресом Студии. Загляни завтра до обеда, послушаем, что ты там умеешь. Только гитару свою прихвати вместе с переноской, а то у нас одни банджо, тромбоны, да саксофоны. В общем старье всякое. Металлолом, одним словом.
Элвиз намотал на гриф провод, забросил гитару себе на плечо и пошёл в только что открывшийся неподалеку Бар «Нью-Вестерн». Гитару он поставил в угол, запрыгнул в ковбойское седло у барной стойки и заказал виски во льду с упаковкой попкорна. На голодный желудок напиток сразу ударил Элвизу по шарам, а поэтому он решил всю сдачу покидать в автомат с грампластинками и, пощелкивая кукурузой, вдруг, задумался. Везет же этим продюсерам. Денег у них полный кошель. Визитка со скрипичным ключом. Студия своя. А тут же, за комнату нечем заплатить. Приходится по пожарной лестнице домой взбираться. Хозяин житья не дает…
Зазвенел колокольчик. В бар вошла молодая, хорошо одетая Дама. Элвиз оглянулся, и чуть не выпал из седла. Такого шикарного бюста, как у этой леди, не сыскать ни в одном соседнем Штате. Таких, в бежевых чулочках, ножек, Элвиз кроме как в «Плюй-Бойе» нигде вживую не обозревал.
Дама подошла к стойке и заказала стакан апельсинового сока. Музыкант решил не упустить подаренного ему самим Господом Богом шанса и начал с погоды:
- Мисс, а Вы, случайно, не знаете: сегодня на улице осень или зима?
- Молодой человек, я - девушка порядочная и с неизвестными мне мужчинами разговоров о природе не завожу.
- Так давайте познакомимся. Я – Знаменитый Гитарист Элвиз Прэсли, может быть слышали?
- Кажется, - приврала красавица, - а я, просто Лора Бриг. Не доводилось?
Элвиз уже где-то встречал это имя, но никак не мог сразу вспомнить и решил на всякий случай уточнить:
- Ну а позвольте поинтересоваться, чем же именно порядочные девушки теперь занимаются? Если конечно это не секрет.
- Да нет здесь никаких секретов. Я работаю по вызову. Служба спасения.
Тут Элвиз моментально прозрел. Он вспомнил, что Лора Бриг – это самая известная на весь квартал проститутка, и за одну только ночь она снимает с куста зеленой листвы столько, сколько ему, безработному бродяге, дают за год пособия.
- Нам так не жить, - не скрывая зависти, вздохнул Музыкант.
- Элвиз, а ты что сейчас играешь - джаз, кантри или блюз?
- Да все подряд. Надоело это страшно. Хочется чего-то поджигающего. Вот завтра иду к Музыкальному Продюсеру Джиллу Стиллу на пробы, а что буду исполнять, пока не знаю.
В этот момент последняя из оплаченных Элвизом пластинок в музыкальном автомате обратно прикатилась в свою ячейку и наступила тишина.
Лора заказала Бармену бутылку виски, поставила её перед Гитаристом и сказала вот что:
- А ты не смог бы прямо тут чего-нибудь исполнить? Я люблю слушать гитару, только не акустическую, а именно такую, со звукоснимателем, чтоб звенело, как на колокольне.
Элвиз с утра уже набрынчался прилично, аж его пальцы взнывали от боли, но при взоре на целую бутылку виски, он сразу же взбодрился и пошёл в угол за гитарой. Подключившись к розетке и немного настроив инструмент, Маэстро взял первый аккорд. Лора налила ему целый стакан:
- Ну, давай, рокковбой, сбацай что нибудь по-современнее.
Элвиз засандалил всю дозу целиком и начал набрынькивать свой традиционный квадрат. Лора ему на ухо кричала:
- Музончик-то классный, только больно уж медленный, а ты пошустрее чего- нибудь не знаешь?
- Налей ещё полстаканчика, может быть, вспомню.
Девушка поднесла, занятому обеими руками Гитаристу, к губам виски и подкурив папиросу с анашой дала пару раз затянуться:
- Играй, Гитарист! Играй!
В Баре начали появляться с улицы люди. Возможно, просто из любопытства. Элвиз, уже с папиросой в зубах, стал выбрасывать из-под себя ноги, а Лора подпрыгивала в седле, стараясь попасть Музыканту в такт.
Людей становилось больше. Музыка – громче и быстрее. Некоторые не хотели стоять на месте и мотали: кто руками, кто ногами, кто головой. Свободной территории в Баре оставалось всё меньше и меньше.
Прэсли сначала заскочил ногами на седло, а затем и на барную стойку. Рёв гитары оглушал слушателей, но они не уходили, а наоборот, пускались в пляс. Лору начали притеснять, и ей пришлось тоже взобраться на барную стойку, ну а не станцевать она уже не могла. Её расклешенное с белыми и черными квадратиками платье трепыхалось как знамя, а все присутствующие мужчины не сводили из-под него своих глаз. Далее, публика вообще стала сходить с ума. Она подхватила музыкальную пару на руки и у себя над головами, вынесла её на улицу. Мимо проезжал грузовик «Дженерал Моторс». Люди его остановили, откинули борта и взгромоздили туда Музыканта с Танцовщицей. Скорость и грохот, с которыми, перебирая аккорды, это игралось, были сравнимы, разве, что с несущимся составом метрополитена, который пробегал мимо станции, без остановки. Брайтон-Стрит продолжала заполнять толпа. Люди пели, танцевали, кричали.
Водитель Грузовика, испугавшись, что фанатики могут опрокинуть машину, переключил сцепление, посигналил и тронулся с места.
Переноски хватило только на пятьдесят три метра, и тогда, концертная бригада подключилась к автомобильному аккумулятору. Машина набирала скорость, а толпа танцующих бежала за ней во след и пищала, как ненормальная.
Так доехали до Белого Дома и повернули к Океану. Море было по колено, поэтому на него никто не обратил внимания. Сделали небольшую остановку в Европе и двинулись дальше.
Весь мир встречал и провожал знаменитого Гитариста в узких черных брюках и белой нейлоновой рубашке, аплодируя ему и скандируя :
- Рок энд Ролл!


© Сергей Шиповник, Россия,Волгоград 2000


ЭКЗОТИЧЕСКИЙ КОРНЕПЛОДъ




Каким был на вкус этот уникальный по усвояемости продукт, знали исключительно герои произведения. Современные люди такое давно не выращивают, ни разу в жизни не пробовали, и не встречали на прилавках супермаркетов.
Во времена, когда преобладал первобытно-общинный способ ведения хозяйства, и все самоотверженно боролись за урожай, глава семейства вырастил небывалый по размерам экзотический корнеплод. Первоначально он в одиночку пытался извлечь драгоценность из земных недр и, наверное, справился бы без усилий, но ему помешала законная супруга, которая вечно лезла не в свое дело.
Работа не ладилась. Тогда хозяин принимает оптимальное решение для улаживания конфликта: он призывает на помощь несовершеннолетнюю внучку Дашу – стройную симпатичную девушку. К сожалению, толку от внучки было не больше, чем от бабки, ведь, Даша в рабочее время успевала красить губы и вести переговоры с друзьями по мобильнику.
И вот: домашние животные, причастные к семейной продовольственной корзине, проявляют солидарность! Первой подключилась неизвестной породы собачка Жучка. Следом (хотя, корнеплоды ее не интересовали, а питалась она импортными консервами «вискас») - киска Машка. Битва за урожай в условиях приближающейся непогоды могла завершиться драматически, если бы на подмогу не подоспел еще один член семьи – маленький, но могучий мышонок Микки Маус.
Экзотический корнеплод победно извлекли из земли, что спасло от голода многочисленную семью, и укрепило внутри нее дружбу.






СВИДАНИЕ

Готландия издревле славилась своим вином. В четырёх часах езды, южнее Замка раскинулся немыслимых размеров сад, а в Сузваре - деревне виноделов - стоял небольшой цех по переработке фруктов и расфасовке в кувшины ценного выдержанного вина. Под землёй в каменных подвалах розлитое по большим дубовым бочкам вино настаивалось в зависимости от сортов и требуемого потребителями качества. Спрос на готландское медово-изумрудное вино, секрет приготовления, которого под строжайшим запретом не распространялся, во многом превышал предложение.
Герцог Готландский лично контролировал своё производство и уделял качеству продукции самое заботливое внимание. «Хорошее вино висит ещё на ветке» - любил повторять хозяин. Ну, то есть, качество, и аромат, как бы, напрямую зависели от зрелости плодов и их сохранности к моменту переработки.
Однажды на Яблочную Неделю, когда обычно ведётся интенсивный сбор плодов, и вся деревня днюет и ночует в саду, Герцог Готландский проезжая мимо насыпанных горами и на всю округу благопахнущих яблок, хотел, было выбрать себе в дорогу с десяток поспелее и покрасивее, но, черт возьми, под привлекательными экземплярами скрывались битые и гнилые яблоки, что вообще не допускалось при производстве экспортных напитков. Представляете, что стало с Начальником Производства Гервардом Клюгом? Герцог его ну только что не казнил. При всём честном народе Герварда раздели догола и пороли прутьями до тех пор, пока тот от беcсознания не перестал кричать. Такой он, этот наш барин.
Весь в заботах о будущем урожае Герцог Готландский сегодня ранним, но светлым утром отбыл в Сузвару, а Элона, сославшись с вечера на неважное самочувствие, вежливо отказалась ехать с отцом. Но чувствовала она себя превосходно. Всё её тело жаждало ласк и объятий. Первый раз она была влюблена в зрелого мужчину, принца её мечты. И неважно, что Мичман Мицкевич простого происхождения. Любовь на сословия не делится. Она перемешивает людей, перебраживает их как вино, но ей очень важно, какое же оно на вкус получится. Чтобы не очень кислое и не сильно сладкое, чтобы не горчило, и одновременно бальзамно пахло. Чтобы было крепким и бодрым. А самое главное, чтобы потом не болела голова от вина нашей терпкой любви.
Лишь только карета отца скрылась в южном направлении, Элону из Замка сдуло на Север, на берег моря, где была обусловлена её встреча с любимым.
Мичман ещё в полночь пришёл к назначенному для свидания месту, разложил костёр и жарил на камнях наловленную им ещё до заката салаку. Камни шипели рыбным соком и вкусно пахли, а море то подкрадывалось к ним холодными волнами, то, обжигаясь, убегало прочь.
Мичман увидал свою Принцессу ещё на склоне горы и поспешил помочь ей спуститься, но получилось это как-то неуклюже, и они вместе на спинах как на санках съехали вниз.
- Иоган, я правильно предполагала, то, что Вас плохо держит земля. Вам нужно чаще сходить на берег, - хохотала, отряхивая платье Элона.
- Сударыня, когда я Вас увидал - у меня просто-напросто подкосились ноги.
- Ну, тогда попробуйте найти мои шлёпки, если Вы уже в состоянии держаться на своих ногах.
- С удовольствием это сделаю, а Вы, если в подобном же состоянии, то идите пока к костру и погрейтесь.


Девушка никогда ещё не ела такой вкусной рыбы, тем более без хлеба. Первый раз она вот так запросто сидела рядом с молодым человеком, от которого было теплее, чем от костра. Впервые ей шептали такие нежные слова, от которых все цвета вокруг: волн, камней, песка, утренней зари, чаек стали до предела насыщенными и яркими как в радужном сне. Ей никогда до этого никто не клялся в вечной любви, поэтому она верила в эти заклинания без единой капли сомнения, но сама так ничего в ответ и не решилась сказать, хотя хотела, но её язык словно онемел.
Потом они долго ходили по берегу вскарабкивались на отвесные скалы, говорили по очереди о себе, потом вместе о море, о далёком неизведанном горизонте и всё, что было хорошего в каждом из них, выплёскивалось наружу как из кувшина душистое готландское вино.
Прощались у потушенного разыгравшимся прибоем костра.
- Элона, я буду ждать нашей новой встречи, пусть даже если она состоится через миллиард миллионов лет.


- Иоган, к этому времени я могу стать старой и некрасивой, а Вы не узнаете меня и пройдёте мимо. Поэтому, как только в августе на Яблочную Неделю отец вновь уедет по своим алкогольным делам давайте встретимся на этом же месте и в тот же час, - девушка улыбнулась ярче солнца, приподнялась на носочки, как ласковый щенок облизнула наждачную щеку своего морского дьявола, погладила краснокоралловую рукоятку его адмиральского кортика и, не оборачиваясь, ушла.
Иоган стоял заворожённым, а ветер трепал его парик словно парус фрегата и он понял в эту минуту, что выше ушей был влюблён в свою госпожу, но о, Боже, какие он имел шансы против разделявшей их твердокаменной стены условностей, искусственно созданных людьми. Как её разбить и рассыпать по ветру эту громоздкую эстакаду символов? Этот Колизей Несправедливости? Он пока ещё не знал способа соединения своего сердца с сердцем любимой, но жизнь, как окажется в последствии, сама ему подскажет такой способ.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2004


ФИАЛКИ ОТ ГЕРЦОГА



Пить, либо вовремя бросают, либо преждевременно бросают жить. Если кто-то решит со мною поспорить, то пусть попробует написать к этому опровержение.
Герцог прибыл в Бретань. Но не один, а с целым гаремом, который ему любезно подогрел Барон Феликс Андоррский. Двенадцать красоток, одна другой ярче: брюнетки, блондинки, шатенки; белые, чёрные, мулатки. Когда Король Бретани увидал эту пышную оранжерею - его шпага, аж, зазвенела натянутой струной, а сам он помолодел лет на десять.

- Ваше Величество, примите мой скромный дар из вот этих диких орхидей и, надеюсь, что они скрасят Ваше ночное одиночество в части бессонниц, озабоченных государственными мыслями.
- О, Герцог, я настолько восхищён Вашим подарком, что готов прямо с утра начать наши переговоры об экономической и военной помощи для попранной неопольскими агрессорами и израненной в боях Земли Суллузии. Но это будет завтра. А сейчас, прошу Вас помочь мне в знакомстве с этими небесными пташками, да заодно отдохнёте после утомительной дороги.
Красавицы побежали в душ, а господа расположились в летней колоннаде в саду Бретаньского Дворца. Пунцовый закат озарял далёкие невидимые берега Америки, а вечерние соловьи на своих утончённых флейтах играли сказочные мелодии праздной и беззаботной жизни местных патрициев, лишь иногда задумывавшихся о людских чаяниях.
Дикие орхидеи рассыпались по саду, собирали букеты прямо с клумб, любовались обнажёнными изваяниями греческих богов, хохотали на разных языках, пугая соловьиный ансамбль натуральных инструментов.
Посреди стола, как нефтяной фонтан бил струёй зажаренный в оперении чёрный с красным клювом лебедь.
- Хороший гость требует соответствующего к нему отношения, - кивнув Герцогу на птицу, предложил усаживаться за стол Король Эдуард.
- Благодарю, Ваше Величество, а откуда же такая невиданная дичь?
- Это в моём Серебряном Пруду такая водится и если Вы, Герцог не против, то в дорогу непременно Вам такого же запечём. Вовнутрь мы ему обычно кладем китайский длиннозёрный рис и яблоки, желательно готландские, ну а теперь с ними стало сложно, поэтому начиняем любыми, уж не обессудьте.
Намёк Короля Эдуарда на аннексию Герцогом Готландии тот сразу уловил, но промолчал, как бы стараясь не ковырять своей незаживающей раны.
- Ваше Величество, я хочу предложить тост за процветание Бретани, здоровье её достойного Монарха и, надеюсь, что утром мы найдём точки соприкосновения в геометрии наших взаимных интересов.
Герцог, трясущимися руками (то ли от пьянства, то ли от страха за свою судьбу, а может быть, от всего этого вместе сложенного), выпил целый кубок заморской текилы, от которой у него зашевелился парик и, отломив шею лебедя, предложил её Королю. Монарх был второй раз растроган герцогским к нему участием и произнёс следующий исторический монолог:
- Конечно же, всё это мелочи: красавицы, что сейчас порхают бабочками в моём Королевском Саду, эта с яблоками и рисом диковина на нашем столе, это крепкое индейское вино, от которого тепло, как от грелки. Мелочи и то, что Солнце окунается в Океан где-то там, в недосягаемой нашими глазами Вест-Индии и, даже то, о чём мы будем завтра толковать на тему будущего Европы. Но если не замечать таких мелочей, то тогда из чего же она состоится, эта наша жизнь? Именно в маленьких шпилечках и заложена грандиозная энергия нашего полноценного бытия. За Ваше здоровье мой друг!
Наутро, когда Герцог, проснувшись, ворочался в отведённых ему апартаментах в дверь к нему постучался и вошёл Первый Министр Бретани Лорд Оксфордский:
- Ваше Сиятельство, прошу прощения, но у Его Величества очень насыщенное расписание, так что не смогли бы Вы выйти в Апетит-Холл для завтрака и переговоров?
Герцог абсолютно не помнил, чем закончился вечер. После перебора текилы голова его разламывалась как пережжённый кирпич, но нужно было вставать, потому, как дела его обстояли ещё хуже, чем самочувствие. Только после второго кубка индейской огненной воды гость начал входить в различающее людей состояние.
- Герцог, как Ваше самочувствие? – спросил не менее страдавший Король?
- Спасибо, уже лучше Ваше Величество.
- А я, ведь, после того как Вас отнесли спать, ещё долго веселился. Почти до рассвета, пока меня самого не укачало. Фиалки, которых Вы с собой привезли и, правда, оказались завораживающими. Ну что ж, перейдём к делу?


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2004



ЛЕСНОЕ БАРБЕКЮ



В сосновом бору у замёрзшего ручья под развесистыми хвойными ветвями занимался огонь, а вокруг топтались двое: Его Превосходительство Отставной Генерал от Инфантерии Баронет Рудольф Берг и старый Лакей Серафим.
- Ваше Превосходительство, что-то плохо разгорается, может сосновых подкинуть, дровишек-то?
- Серафим, сколько я тебя могу учить: мясо смолы не любит. Поотдирай лучше от берёзовых поленьев кору и подложи, толку будет больше. Да возьмись дружок – наруби ещё дровишек, только не мелких, смотри, но и не
крупных. Толщиной примерно с руку, а то ведь нескоро мёрзлая земля перестанет в себя жар впитывать.




Баронет ещё в пятницу с вечера, начал готовиться к барбекю. Напилили самых сухих берёзовых поленьев, закололи годовалого кабана. Рудольф лично, одев поношенный камзол, понавырезал отборных нежирных кусков от карбоната с косточкой и окороковых частей, всё сложил в медный таз и, удовлетворённый знанием дела, приказал накрыть полотенцем и поставить мясо в холод.
Для такого особенного случая из подвала принесли три замшелых кувшина креплёного импортного вина десятилетней выдержки, когда-то подаренного Генералу на полувековой юбилей самим Герцогом Готландским, лично чествовавшим Баронета в этом скромном поместье.
Именно Герцог Готландский помог в трудную минуту, и откликнулся на просьбу, когда дом Баронета сгорел от неосторожного обращения с огнём. Герцог первым пришёл к пострадавшему на помощь: выделил беспроцентную ссуду, помог моряками в строительстве нового трёхэтажного дома. Генерал помнил о щедротах своего покровителя и когда он узнал страшное известие о его смерти, то решил, во что бы то ни стало, если когда-
ни будь представится такой случай, отомстить Суллузскому за его злодеяния. Но Герцог Суллузский очень сильный человек. Его боится вся Европа. Даже Король-Отец, будучи жив, не смел, тягаться с этим непобедимым воином. Однако, ситуация меняется. На смену дипломатичному Королю-Отцу пришёл отважный и отчаянный его сын Ёзеф. Такой же, как и Герцог Суллузский сорви-голова. Он тоже мало кого признаёт и боится. Мария Рижская Фаворитка Старого Короля, практически правила Государством и на её стороне была вся Королевская Флотилия. Даже Первый Министр Граф Засохов и тот, был впряжён в её политическую карету. И что же Ёзеф? Он их как муравьёв одним пальцем передавил и, причём на вполне законных основаниях. Никто даже рта не растворил. Так ведь именно он и являлся наследником престола. А не Мария. В чём дело то? Закон для того и придуман, чтобы рубить головы дракону беззакония.
Когда Матушка Ангелина подъезжала в карете Баронета к месту назначенной встречи, то её сразу же поразило, с каким размахом Генерал всё тут устроил. На расчищенном от снега льду замерзшего ручья был расстелен византийский с восточными орнаментами бежевых расцветок ковёр, поставлен походный складной стол, а рядом вместо стульев разместились два круглых берёзовых чурбана, накрытых барсучьими шкурами.
Посуда переливалась серебром: вилки, ложки, лопатки, щипцы, салатницы, овощницы, тарелки, кубки, а посередине на четырёх ножках со всевозможными судками, соусницами и графинчиками для специй фигурировал английский с позолотой пладеменаж.
- Господин Генерал, уж, не по случаю ли Вашей коронации устроена этакая роскошь? Это так-то Вы соблюдаете предписания Господа по части Великого Голодного Поста?
- Матушка, не гневайтесь, весь этот сервис только во имя Вас, а то мне как-то неловко было пригласить такое распрекрасное творение Отца Нашего Небесного в первобытный лес без каких-либо удобств, - Баронет подал Ангелине руку и помог сойти со ступенек кареты.
На витой чугунной решётке посоленное и поперченное жгучим американским перцем дымилось молочной белизны с нежно-розовым оттенком мясо.
- Пахнет вкусно. А это, что за такая дичь, Ваше Превосходительство?
- Это нигерийский буффало, Матушка Ангелина, прямо с экватора доставлен в мороженом виде.
- А оно съедобное, это Ваше буффало?
- Так точно с, но нужно ещё немного подрумянить. Пожалуйте к столу Ваше Преподобие. Нынче моя очередь угощать. Кстати, мне так понравилась монастырская колбаса, что я приказал своему повару тоже её попробовать приготовить, да чтобы чесночку не менее положил и вот отведаем, чего этот шельма у меня умеет. Присаживайтесь поудобнее.
Розлитое Серафимом готландское вино с двух глотков расположило пару ближе друг к другу, и повёлся душевный разговор на насущные и отвлечённые темы, затрагивающие светскую и духовную жизнь, финансы, политику и любовь.
- Матушка, а это правду судачит молва, что Король Неопольский лично удостаивал Вас своим присутствием в Благовещенском Монастыре и к тому же наградил аметистовой брошью III-й степени за заслуги перед Отечеством?
- Да врут люди, Генерал. Но то, что обещал на ремонт ворот выделить средства из Государственной Казны это истинная, правда.
- А Вы Матушка Ангелина, не знаете, часом по каким это делам Его Величество один без сопровождения в наших краях пребывал?
- Точно не ведаю, Ваше Превосходительство, но слухи идут такие, что любовь у него имеется. И как бы это не Суллузская Герцогиня.
- Да ну?! – аж подпрыгнул с берёзово-барсучьего пенька Генерал, - а как же Герцог?
- Да я Сударь мало чего знаю, но только ведь не пара они друг другу. И притом Вы же в курсе, что вся эта их свадьба насильственная, не построенная на взаимных чувствах.
- Да уж, Элона девушка другого склада. А ведь я её ещё на руках нянчил. Эх, и спешат годочки.
Мясо подоспело и подрумянилось в самый раз. И Серафим с важным видом подносил его горячим, раскладывал господам по тарелкам и поливал чесночно-лимонным соусом. Мясной вкус превзошёл ожидания, навеваемые мясным запахом.
- И какие они эти самые буффало, наверное, как слоны? – полюбопытствовала Ангелина.
- Матушка признаюсь, как на духу я их в глаза никогда не видел. Вроде бы они похожи чем-то на наших кабанов: с копытами, рылами и маленькими хвостиками. Да и по вкусу, скорее всего ничем не отличаются, так, что кушайте смело.
Довольно-таки подкрепившись, Генерал и его лесная гостья пошли вверх по ручью и долго, до самой темноты бродили между сосен и говорили, говорили, говорили…
В карете, когда уже подъезжали к Благовещенскому монастырю, Баронет подсел поближе к Ангелине, взял её ручку, поцеловал три раза и произнёс то, что хотел сказать весь день, но не осмеливался:
- Ангелиночка, вы такая удивительная женщина, что я просто себе места не находил все эти дни. Мне можно надеяться на нашу новую встречу?
- Рудольф, я сама вся пылаю ярче того костра. Поэтому обязательно жду Вас в среду к обеду.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2004



ПРИГЛАШЕНИЕ НА БАРБЕКЮ




Генерал от Инфантерии Баронет Рудольф Берг, получив королевскую бумагу, немедленно отправился в Благовещенский Монастырь с тремя телегами отборных берёзовых дров.
- О, Генерал, какая честь видеть Ваше Превосходительство в нашем скромном приюте. Да Вы ещё и с поклажей! Прошу, прошу во двор - именно так, никак не ожидавшая Настоятельница Монастыря, встретила местного Помещика.
- Матушка, примите моё скромное благотворительное пожертвование на развитие духовного благосостояния Вашей Святой Обители. Хочу перед Вами и Господом упасть в ноги за мои бюрократические проволочки в смысле выделения топливных ресурсов Монастырю, и клянусь, что такого больше не повторится.
- О. Баронет, не стоит оправданий, ведь Вы ни в чём не виноваты, это Ваша обычная занятость. Я уверена, что только она послужила поводом для древесной волокиты. Не переживайте и проходите отобедать к нашему столу, чем порадовал Господь.
- Не смею отказаться, Ваше Преподобие.
Баронет моложавый не по годам, бритый до воскового блеска не признавал париков, шпаг и мушкетов, а носил на поясном ремне турецкую секиру со сползающей по её рукояти серебряной коброй.
В столовой был наскоро расставлен прежний ассортимент: копчёные окорока, кровяная колбаса, пармезанский сыр и недопитый на прошлой неделе Королём бочонок крестовопоходного вина.
- За святые возможности, - осадил разом целую кружку Баронет.
- И за Ваше здоровье, - продублировала маленькими глоточками его начинание Ангелина Ринейская.
Генерал напал на кровяную колбасу как на обречённую жертву и, жуя, продолжил свой благотворительный разговор:
- Матушка Ангелина, я тут подумал и решил пожертвовать на святые дела все доходы от моей Свечной Мануфактуры в Cеле Лосиная Падь, и, надеюсь, что Ваше Преподобие не откажется от моего скромного дара.
- О, Генерал, я так растрогана, что не нахожу слов для благодарности. И Вы готовы подтвердить это какими-то документами?
- Безусловно, вот грамота, заверенная Высшим Государственным Нотариусом с печатью и подписью.
- Рудольф, признАюсь, что я была к Вам предвзята и простите меня, пожалуйста, за королевскую бумагу, ну просто скопилось все, накипело, если хотите.
- Матушка, а Вы извините меня, ведь, я - бестолковый баран - как-то сразу не осмыслил всей значимости Вашей духовной миссии, и не принял за истину действительных её ценностей. Вся эта армейская жизнь меня просто дезориентировала по отношению к гражданам.
- Рудольф, Вы мне начинаете нравиться, и если подольёте в кружку ещё вина из бочонка, то скажу Вам прямо-таки запрещённую фразу.
- И какую, же? – начал ёрзать по скамейке Баронет.
- Ну, быть может нам чаще встречаться и обсуждать более земные вопросы? Не думаю, что Отец Небесный бы это нам запретил.
- Да я и сам об этом сейчас размышлял. Вы что делаете в нынешнюю субботу после утренней молитвы?
- А уж, Ваше Превосходительство, не хочет ли меня пригласить на какое-нибудь лесное барбекю?
- Так точно-с. В Роще Непорубленных Сосен я жду Вас к полудню, с присланной мною в Монастырь каретой.
- Не смею отказаться.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2000



ОРИГИНАЛЬНОЕ СВАТОВСТВО ГЕРЦОГА


Не успела Элона подойти к Готландскому Замку, как услыхала какую-то беспорядочную пальбу и заметила у ворот дым непонятного происхождения. Может пожар? А кто стреляет? Учения? Не похоже. Подошла ближе и картина всё более начала проясняться. Много солдат вооружённых мечами, шпагами и мушкетами, пешие, конные и в повозках расположились вокруг Замка, а ворота, которые, обычно, денно-ночно были закрыты и охранялись, теперь распахнуты настежь. Так и есть. Замок захвачен неизвестными людьми. Только девушка повернулась бежать в гавань, как трое всадников устремились к ней, и заставили её проследовать к воротам.
- Кто вы такие, и по какому праву здесь раскомандовались? – возмутилась Элона.
Никто ничего отвечать ей не был намерен. Тут, разглядев военную униформу, красавица догадалась, что это Суллузцы, потому что именно так: в металлические кирасы и шлемы были одеты люди Герцога, когда тот приезжал свататься. Он что, обалдел? Это таким образом теперь мужчины проявляют свою любовь? Может он мне после объяснения в своих чувствах и голову отрежет? Он что садист?
Посреди площади на пороховой бочке с окровавленным мечом сидел Герцог Суллузский и приказывал бегающим туда-сюда офицерам и солдатам.
- Сударыня, прошу прощения за то, что без приглашения Вас навестил, но я так соскучился, что не стал его дожидаться.
- Герцог, у Вас есть совесть? Не думаю, что мой отец простит Вам этот наглый спектакль.
- Сударыня, Ваш отец по дороге из Сузвары оказал моим людям вооружённое сопротивление и погиб как герой.
Элона рухнула в обморок. Её отнесли в караульное помещение и стали откачивать холодными примочками. Очнулась она уже на своей постели, а в корабельном кресле её отца, принесённом из трапезной, сидел Его Наихамское Сиятельство Герцог Суллузский.
- Сударыня у меня мало времени на уговоры. Моя земля осталась без присмотра, поэтому сегодня же я возвращаюсь в свою резиденцию. И Вы поедете со мной. Ваш Флот разоружён и распущен, а Готландия переходит под суллузский протекторат, и отныне будет контролироваться моим Кузеном Маркизом Д*Фурье. Мне очень неприятно, что так получилось с Вашим отцом, но ему не следовало пороть горячку и мы бы всё уладили миром. Но, увы, он всегда был таковым, и это его погубило. Сузварские крестьяне похоронили Герцога на своём кладбище, но уверяю Вас, что у нас нет ни одной минуты на его оплакивание. Через час мы выступаем. Одевайтесь.
Такого поворота на дороге своей жизни Принцесса Элона никак не ожидала. Что теперь с Мичманом? Жив ли он? Этот варвар Герцог никого не щадит. Накидал полный двор трупов.
- А что с моими сёстрами? Принцессами Одессой и Феодосией. Надеюсь, Вашему Сиятельству они не оказывали своего сопротивления?
- Не беспокойтесь, с ними всё в порядке, их не тронули пальцем, а сейчас они следуют в Сузвару к могиле Вашего Отца.
- Вы позволите мне уложить вещи, или я тоже буду экипирована в железные каску и кирасу?
- Элона, я всегда ценил Ваш юмор, но честно признаюсь - очень устал, поэтому меня бы лучше сейчас не злить. Возьмите самое необходимое, потому как у меня хватит средств нарядить Вас, учитывая любые фантазии.
Элона хотела ещё раз съязвить, но посмотрела на своего грозного цербера и начала собираться в дорогу.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, 2004



РАЙСКОЕ ЯБЛОЧКО


Архангел Гавриил сегодня был откомандирован Господом в Рай. С проверкой. Посмотреть: нет ли злоупотреблений, в порядке ли документы. Все ли райские яблочки на месте. Прилетел Архангел, идет себе по Эдему – плоды считает. Навстречу Ева. И главное, что не стесняется: как в чем родилась из ребра Адамова, так и шурует. Проверяющий остолбенел: красотища-то, какая первозданная! Черты плавные, запах от Евы - не хуже, чем от райского яблочка.

- Здравствуй, Евочка, - поклонился ей Гавриил.

- Утро доброе, - улыбнулась открытая Ева.

Архангел, будто бы невзначай, стал осматриваться по сторонам : нет ли вокруг девушки охраны или мужа. Да не было никого, только увидел он на ветке Змея Искусителя. Тот отдыхал - на солнышке живот грел, ну и Гавриила почти, что не замечал.

- Евушка, а не хочешь ли яблочка райского, неучтенного? Смотри, какое красненькое, да спеленькое. На, бери.

У Евы от бесплатного изобилия райских фруктов была повышенная кислотность, но больно уж на вид показалось ей яблочко аппетитным. Она взяла, откусила от красного бочка и протянула обратно Архангелу:

- Сам попробуй. Голодный, поди, с этой проверкой. Измаялся. Считаешь все да считаешь. Пошли лучше на полянку. Побездельничаем на травке, птичек райских голоса послушаем. Ручейка сверист.

У Проверяющего, от слюны, уличающей его в тайных порочных мыслях, уже были мокрыми губы, а поэтому он их вытер фиговым с цифирями листком, и последовал за Евой. Вышли на райскую поляну. А на ней маков ярких - ковром устелено. Запах опьяняющий. Благодать.

Присели. Ева обняла Архангела , прижалась к нему и говорит:

- Тепленький ты такой. Сними ты эти крылья, мешают ведь наслаждаться.

Тот отстегнул сначала одно, затем другое крыло. Снял рубаху. А тело розовенькое, молоденькое, ни одного волоска. Ева прижалась по-крепче , поцеловала Гавриила в щечку…

А Змей в это время не спал. Он сполз с ветки, и решил не доводить дело до первородного греха, а сообщить об этой подозрительной связи Адаму. Тот в эту минуту гнал яблоки через мясорубку на пюре.

- Слышь, Адам, там Ева с этим Проверяющим шашни крутит. Как бы беды не случилось. Господь увидит – всем по шапке надает. Прелюбодейство. Статья пятая Закона Божьего.

Адам задумался:

- И, правда, грех. Дело нехорошее,- и закончив последним яблочком свою стряпню , обтер руки об голые бедра, пошел за Змеем.

Когда они приближались, то Ева уже лежала верхом на Архангеле, хохотала, как полоумная, целовала его в губы и говорила: « Милый мой, хороший мой».




- Ева, дорогая, что за своеволие? Стыд-то какой! На глазах у Господа прелюбодействовать! - и Адам закачал укорительно головой.

Ева застеснялась, отпрянула от Архангела, смирила улыбку:

- Да мы ничего такого тут и не делали. На солнышке греемся, яблочко спелое едим. А что запрещено? Актов никаких мы не совершали.

В разговор вмешался Змей:
- Так оставалось немного. И тогда бы грех непростительный. Авель или Каин тут как тут появились бы. Что Господь бы сказал на это распутство? Наказание в виде лишения райской свободы. Ссылка. Каторга.

Адаму такая перспектива не нравились. Если Еву с Архангелом сошлют из Рая, то скучно ему будет: не с кем песенки по вечерам мелодичные напевать, пюре с соками в банки закручивать, фисташки щелкать с арахисом. Мрак:

- Ты, Ева, лучше покайся, да и дело с концом. Господь простит.

Ева была упрямой:

- Да не буду я каяться. С какой стати? Во-первых, я ничего такого не совершила. А если бы и случилось, так чего тут дурного-то? Если хорошо. Убить, украсть, предать – это еще, куда ни шло. Злой умысел. А насладиться и новому человечику жизнь даровать – какой же это грех? Грех - этого не сделать. Пюре сквозь мясорубку в банки загонять - яблоки свежие портить. Вот это грех. Да хоть в Ад меня гоните, хоть на каторгу, а политика ваша змеиная скоро Рай в террариум ядовитый превратит. Люди так и будут шипеть друг на друга в замкнутом пространстве. Не нужен мне ваш Рай Обетованный, а нужен вот он - Архангел мой ненаглядный с крыльями и без них. Яблочко мое красненькое.


© Сергей Шиповник, Россия, Волгоград, зима 2003



ПРИНЦИП БЕЗОТКАЗНОЙ РАБОТЫ ПРОТИВОПЕХОТНОЙ ГРАНАТЫ Ф-1


В четверг, в день подписания акта приема-передачи активов, я приехал к началу работы банка, поприветствовал заспанного охранника и поднялся на второй этаж в кабинет управляющего. Секретарша ему обо мне доложила, и продолжила свою традиционную процедуру макияжа.

- О, мистер Гансбург, хэллоу, хеллоу! - приветствовал меня самый вежливый в мире управляющий.

- Хэллоу, мистер Джексон, как Ваши дела? - отвечал ему не менее приветливый я, - сегодня завершающий день, поэтому я хотел бы ещё до приезда покупателя закончить наше опечатывание шкафов и помещений. Не будете ли Вы так добры уделить этому пару часов своего драгоценного времени перед началом совещания и приходом аудиторов?

Разве он мог мне отказать? Конечно он соглашается, и мы спускаемся в лифте на минус второй этаж - в самое сердце нью-йоркского банка с двумя филиалами в Австралии.

Мы проходим сквозь металлодетектор, который даже не мяукнул насчёт имеющейся у меня под накинутым на руку плащем псевдогранаты. Далее идём по длинному узкому коридору мимо уже опечатанных помещений с личными ячейками вкладчиков. Затем управляющий открывает дверь в особое хранилище, в котором кроме всего прочего находится шкаф с уставным капиталом в виде стодолларовых купюр, иностранной валюты, коллекционных монет и золотых слитков.

На протяжении всего маршрута нас любовно прощупывали, связанные с мониторами охранника, вращающиеся видеокамеры, вплоть до входа в уставной отсек. Вошли, осмотрели и опечатали сейф с акциями-облигациями, и подошли к трехметровому розенгренсу. Камера в коридоре над входом пробивала только сам вход и часть помещения, а уставной шкаф имел автономный самописец, на который мне было в общем то уже наплевать. Имеющегося в банке видеоматериала обо мне итак было на целый телесериал. Поэтому, сразу же после раскодирования замка и поворота штурвала, я с хладнокровностью питона поставил на пол кожаный портфель, сделал шаг в сторону, сдвинул на руке плащ, и перед изумленным носом управляющего выдернул из гранаты имитированное предохранительное кольцо... Если бы вы видели в этот момент физиономию управляющего, то он бы вам долго потом являлся полнолунными кошмарными ночами! От неожиданности он сперва позеленел, как раз под цвет гранаты, а затем и побледнел, как прединфарктник на пороге в преисподнюю. Я стал его приводить в чувства:




- Мистер Джексон, я буду с Вами откровенен - мне терять нечего. Надеюсь, Вы понимаете, что произойдёт, если я выпущу из своей руки этого зеленого джинна?

- О, да, мистер Гансбург, я очень хорошо понимаю, очень хорошо!

- Вот и чудесно, тогда, пожалуйста, потрудитесь заполнить вот этот портфель сначала иностранной валютой, а затем долларами...

Мы выходили с неизменно вежливыми улыбками на шумную авеню, подошли к светофору. Лишь только зажегся зелёный свет, я пожелал управляющему поскорее оправиться от вынужденного недоразумения, а в качестве его алиби, сунул ему в руку деревянную гранату цвета хаки, которую в русском простонародье называют безобиднейшим словом "лимонка".

© Сергей Шиповник, Черногория, Биело Поле, весна 2017





АВАНТЮРНАЯ УВЕРТЮРА ВОЛЬФГАНГА


Как и все талантливые люди, Моцарт был авантюристом. Иногда ему сказочно везло: заказы на новые музыкальные произведения к нему текли рекой, плюс обучение музыкальной грамоте детей аристократов. Как только у него появлялись лишние деньги, то он не раздумывая переезжал на новое место проживания, и шиковал: приобретал дорогие инструменты, одевал жену не хуже, чем императрицу, пил дорогие напитки, которые закусывал заморскими деликатесами. И как только он пытался сорить деньгами, так тут же, откуда ни возьмись начинали валиться камнепадом на его голову новые проблемы. Чтобы как то удержаться на плаву он занимал деньги у вельмож, и что характерно, ему мало кто отказывал, ведь он же Моцарт! Пусть даже через год, или даже через три, он получит большой заказ, и в первую очередь побежит отдавать долг. Для того, чтобы попросить у кого то взаймы, маэстро сочинял такие жалостливые письма, что у кредиторов накатывались слёзы. Помогала сочинять прошения его ненаглядная супруга, которая каждый раз выдумывала такие трагические ситуации, какие даже в природе редки.

Например, однажды Моцарт якобы возвращался из прусского королевского дворца, и на него напали разбойники. Бандиты, кроме того, что забрали у композитора гонорар, который он зарабатывал восемь месяцев, сочиняя музыкальную композицию к свадьбе прусской принцессы, так ещё и угнали карету с четверкой чистокровных лошадей! Кроме того, они раздели Моцарта буквально до нижнего белья, оставив его в башмаках, и в парике. Был октябрь; композитор путешествовал в одиночку, так как его кучер болел тифом и с хозяином не поехал, а оставался в Австрии. Именно в таком полуголом виде Моцарт пешком отправился в Вену, где последнее время проживал с семьёй. Ближе к обеду, когда туман рассеялся, маэстро обнаружил, что он в окружении стаи свирепых волков. Герой отбивался от них камнями целых три часа, а когда хищники убрались восвояси, то преодолев перевал, он вышел к деревне, прютившейся в долине. Там Вольфганг несколько дней восстанавливал здоровье, залечивал раны, а затем почтовой каретой добрался в столицу.

Вот эту приключенческую историю в стиле сказок о Робин Гуде и изобоазил в своём прошении Моцарт, под чутким руководством жены. Запечатал рулон сургучом, придавил золотым перстнем с личной монограммой, и отправил со слугой к вельможе. Был бы вельможа подогадливее, то обратил бы внимание на сломанный сургуч, и задался вопросом: а как получилось, что разбойники обчистили Моцарта вплоть до подштаников, а золотой перстень-печать, который красовался чуть ли не на целых пол пальца, не взяли? Но вельможа так обожал оперу "Женитьба Фигаро", а особенно к ней увертюру, что и даже подумать не решился, что его обвели вокруг его же носа, и завладели беспроцентно деньгами на неизвестно долгий срок.


© СЕРГЕЙ ШИПОВНИК,
отзывы и предложения автору: empetrix@yandex.com
***

Рецензии

#1, schipovnik Информация об авторе: schipovnik Добавить schipovnik в список Друзей добавлено: 02.02.18 05:46

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· ghet · shok89 · Arturics · oxana777 · sustalux · qwe481 · lootus_k · Lubava · svetlanapervanciuc · smyrdin
Статистика
Всего авторов: 2426
Активных авторов: 1624
Произведений: 20002
Рецензий: 39399