Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  рассказы

Половина

Автор: kaska
опубликовано: 13/03/2009 16:28
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 553, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
***

Мне сказали, что она замерзла. Замерзла насмерть. Она, которая купалась в заливе, как только сходил лед, чуть ли ни в начале апреля. Она, которую я никогда не видела в шапке или шарфе. Та самая, которая на моей памяти ни разу не болела.

Мне сказали об этом рано утром, я даже не успела поставить воду на кофе, только накинула халат. Холодный голос сказал, что её больше нет, рано утром в среду. Не сразу поняла о ком речь, три раза попросила повторить дату её рождения и полное имя.

Меня попросили придти на опознание. Такое вот бюрократическое безумие. Спросили, есть ли у неё какая-нибудь особенная примета. Я задумалась. Кроме маленького родимого пятнышка на левом плече вспомнить ничего не смогла.

Мне продиктовали точный адрес, попросили приехать до шести часов вечера. Желательно на этой неделе. Самое лучшее, конечно, сегодня. В среду, в начале апреля.

***

Когда мы были детьми, ты часто пряталась в тумбочке и засыпала там. Ты пела песни на английском, повторяя за известными исполнителями, не зная толком, о чем они поют. Но ты была уверена, что знаешь это точно. Ты верила, что сердце видит лучше, чем глаза предоставленные природой.

Когда мы были детьми, ты помнишь, мы сидели под столом и собирали мозаику. Разноцветные детальки, квадратики, буквы «Г», помнишь? А ещё из этой мозаики мы варили суп и раскладывали его руками по светло-серым пластмассовым тарелкам из детского магазина на улице Типанова.

Когда мы были детьми, мы постоянно разговаривали с тобой, ни о чем и обо всем сразу. Помнишь, мы случайно заперли наших одноклассников Юрку и Юлю, потому что дедушка нас должен был вести к стоматологу?

Когда мы были детьми, мы лазили на крыши гаражей, а когда подросли на крыши домов. Нам никогда не бывало скучно вдвоем.

Когда мы были детьми, нас быстро научили, что детство – иллюзия. Его, детства, просто нет, это фикция, уже нужно принимать решения и нести ответственность и ведь не только за себя одного.

Иногда мне очень странно, что мы с тобой не родственники.

***

Однажды мы окончательно выросли. И пусть лет по бумагам было не так уж много, мы вдруг совершенно неожиданно поняли, как это сложно – жить.

И теперь мне сказали, что ты замерзла. Не могу сказать, что чувствую что-то определенное. Знаешь, просто очень странно. Два дня назад ты сидела со мной рядом, и голову свою уложила ко мне на плечо. Ты была необычно спокойная, родная и теплая. Я расчесывала твои волосы, а ты улыбалась.

И теперь мне сказали, что тебя нет. Какие у меня могут быть чувства по этому поводу? Просто неожиданно, ты знаешь, так внезапно и странно.

Ты, которая никогда не болеет, ты, которой никакой мороз не помеха. Слушай, а у тебя когда-нибудь были варежки? Что-то не могу вспомнить. Но ты всегда грела мои руки, а когда у меня замерзал нос, подставляла щеки или шею, чтобы я согревалась.

Холодный голос сказал, какой у тебя рост, что у тебя среднее телосложение. И ни слова о цвете твоих глаз и волос. Ни слова о родинках, которые я могла считать у тебя на руках часами. В какое-то крошечное мгновение ты стала просто набором букв, которые для меня не складываются в слова.

***

Когда мы жили в одном из старых районов, мы часто гуляли. Мы ходили в галантерею и носили оттуда домой английские булавки. Мы тратили деньги с завтраков и обедов на английские булавки. А ещё на тесемки. Разноцветные ленты и нитки-мулине.

Мы были такие разные, но от этого становились все более похожими. Мы скандалили из-за книг и справочников. Мы выдергивали друг у дружки телефонную трубку посреди коммунального коридора. Садились в том же коридоре на пол и ковыряли обои.

С Надькой дрались и тырили сливы у тети Маши. Помнишь нашу собаку? Помнишь, как она носилась между нашей кроватью и диваном мамы?

А ещё я помню, как ты влюбилась. Это был кошмар. Ничего лучше придумать не могла. Кажется, его звали Максим. Ты ещё рыдала из-за него на черной лестнице, уткнув нос в колени. Ты была такая милая и в то же время жалкая.

Что с ним случилось с этим Максимом? Ты ведь так и не рассказала. Просто в какой-то момент перестала о нем говорить. Зато я рассказывала тебе о Костике, о том, как мы с ним ездили на залив и слушали музыку вдвоем.

***

Нас было четверо на том чердаке. Соня прилегла на колени Ярику, а я сидела спиной к Сашке. Сашка сидела с гитарой и играла какой-то длиннющий блюз, и в своей волшебной манере пела о странах и птицах, о полетах на луну, постоянно мешая английский, русский и французский языки. Но Соня все понимала, на каком-то клеточном уровне, она то улыбалась, то плакала, то прижимала к Ярику. Ярик был молчалив и спокоен, его будто и не было.

Ночь предстояла длинная и чертовски холодная. В эту ночь Соня узнала, каково это быть сразу с кем-то и без кого-то, впрочем, я это узнала тоже. Сашка быстро уснула, её утомила собственная песня, я ушла спать вместе с ней, а Соня осталась с Яриком. Мне было очень холодно с Сашей, а Соне безразлично с тем, которого она нежно целовала.

От меня будто отрезали огромный кусок, а ей было мерзко, потому что она обманывала.

На следующее утро мы спустились на улицу и ловили ртами первые снежинки. Ярик поехал в Пятигорск, Сашка решила пойти в гости к бабушке, а мы с Соней поехали кататься на метро. Предварительно мы зашли в магазин и купили одну книгу на двоих. Артуро Перес - Реверте «Территория Команчей». Трижды проехали целиком красную ветку, а потом плакали у стекла, обнявшись и чувствуя, что этот огромный мир скоро раздавит нас обоих.

***

Гулкий коридор, чрезмерно яркие лампочки. Эхо бьется в стены, разлетается на множество осколков и звуки моих шагов возвращаются ко мне, словно несколько метательных ножей.

Сонь, ты хочешь узнать, что я чувствую? Мне сейчас очень страшно, и не знаю почему. Это почти так же, когда мама возвращалась с родительских собраний, кровь в жилах останавливается. А ещё я не могу поверить, что по этому коридору иду я, а не ты.

Мне не хватает воздуха, кружиться голова, как два дня назад, но по-другому. Два назад, когда я тебя обнимала, и ты загадочно улыбалась мне. Тебя не было, ты просто неслышно ушла, без меня. Очень скучала. А сейчас иду на свидание с тобой, у меня в кармане твой паспорт и маленькая коробочка. В коробочке локон твоих первых волос и первый крестик, ещё католический.

Ты хочешь знать, что я чувствую? Знаешь, наверное, практически ничего, кроме страха. А ещё молюсь. Как в детстве. Злобно и жалобно молюсь, зная, что меня никто не слышит.

Ты говорила, что у меня в голове найдется место для тебя, а у тебя в сердце есть место на нас двоих. Ты так славно танцевала и смеялась.

Кажется, я пришла, вот она дверь. Сегодня среда, сейчас пять часов вечера. Мне дурно и не по себе.

***

Да, это она, которая никогда не болеет. Да, это она, которая купалась, когда сходил лед. Это она, которая смеялась надо мной и шутила без повода. Да, у неё родимое пятно на левом плече.

Скажите, неужели правда, что она вот так просто замерзла?

Нет? А что с ней случилось?

Говорите, остановилось сердце, а замерзла она уже потом. А где это случилось? Мне важно знать. Послушайте, очень важно, я должна знать, где именно, ведь могла быть где-то рядом.

Под мостом. Под Литейным мостом. Не может быть! Я была там, ровно в этот час, да, именно с той стороны. Не надо держать меня за сумасшедшую. Не видела её. Вы уверены?

Как это возможно? Как может быть так, что я сидела на том месте, где она, где у неё…

***

А с Максимом, знаю, что случилось с ним. Когда Соня рассказывала ему, что любит, он рассмеялся. Он сказал ей, что у них большая разница в возрасте и одиннадцатилетняя девочка не может любить по-настоящему. В конечном счете, у тебя же даже нет груди, сказал он.

Когда я целовалась с Яриком, она вспомнила об этом разговоре. Она знала, что я целую младшего брата Максима.

Когда Соня засыпала, уткнувшись носом в Сашкины волосы, я мстила за неё. Когда она снова влюблялась, я слушала обо всех её терзаниях и рассказывала её возлюбленным о том, что она чувствовала. Максиму рассказала тоже я. Она просто стояла у меня за спиной.

Однажды вечером мы ушли на прогулку. Это было в апреле. Случайно забрели по набережной под мост, мы туда не собирались. Но мы остановились и сели на парапет. Мы сели и почувствовали, что замерзли, что сотни иголок впиваются в кожу, мы обнялись и стали ждать.

Мы встретились снова в холодном помещении морга. Было мерзко и не по себе. Просто у кого-то из нас остановилось сердце. Скорее всего, у неё. А я просто не умею жить без любви.

А по мосту с грохотом проехал трамвай.


Февраль – март 2009. Санкт – Петербург.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet · shok89 · Arturics
Статистика
Всего авторов: 2433
Активных авторов: 1631
Произведений: 12632
Рецензий: 39403