Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  эротическая проза

Переписка налогового инспектора о начале жизни часть 8

Автор: marinaruster
опубликовано: 02/08/2008 07:21
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 1138, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
Алекс 24 января 2007 в 20:39
Приветствую, миледи. Итак, вот третий эпизом моей "любовной" биографии. Читайте и оценивайте. Итак, я решил научиться Ответственности (или, хотя бы попробовать ее на вкус)...
Итак, Ответственность… Знаете, миледи, именно этому я хотел научиться менее всего прочего. Честно говоря, я больше мечтал о том, что смогу когда-нибудь получать удовольствие с любой приглянувшейся мне феминой, а потом спокойно исчезать, оставив лишь светлые вспоминания (как видите, ответственностью и не пахнет). Последнее (то есть память) я был готов разделить на двоих. Но, к сожалению, я понимал, что многие (если не все) дамы, с которыми меня сведет судьба, не удовлетворятся одними лишь воспоминаниями. Да и уровень моего мастерства в области плотских утех оставлял желать лучшего (по моему личному мнению, он и сейчас до боли невысок), так что я был уверен в том, что если моя «любовная кампания» ограничится одним лишь сексом, то я могу сразу же выбрасывать белый флаг. Слишком большая конкуренция, причем практически все «соперники» старше, сильнее, привлекательнее… Перечисление недостающих мне качеств можно растянуть надолго (что не нужно ни мне, ни вам). Единственное, что было у меня и не было у остальных – это красноречие и умение подмечать красоту. И то и другое не врожденное, а скорее благоприобретенное. До 14 лет я был до ужаса косноязычен (слишком много мыслей и слишком мало слов, в которые эти мысли можно оправить) и, как я уже не раз повторял, некрасив. И именно тогда я научился видеть красоту в других (наверное из-за инстинктивного тяготения уродства к красоте). Причем во всех. Высоких и маленьких, худых и толстых, молодых и старых - во всех, с одним лишь ограничением: я искал и находил красоту только в женщинах и природе. Впрочем, Природа – тоже женщина, так что ничего удивительного в этом нет. Тогда-то я и решил для себя, что не бывает некрасивых женщин, бывает лишь недостаток воображения. Ну и отказ пользоваться своими шестью чувствами. Так что я мог (и сейчас могу) найти красоту практически в любой женщине и оправить мое видение в слова, не соврав при этом ни в едином из них. Не такое уж великое достоинство, но это единственное, что у меня было. Следовательно, основным оружием в моей «любовной кампании» должны были стать глаза и язык. Вот с последним и нужно было быть поосторожнее. Ибо многие, не избалованные комплиментами, девчонки вполне могли принять мои словоизлияния за прелюдию к просьбе руки и сердца. Разумеется, это скорее исключение, чем правило, но я привык рассматривать наихудшие варианты. Да и не самые худшие были мне не нужны. Лишнее слово – и потенциальный возлюбленный данной фемины горит желанием начистить мне физию. Я же, после «бурной молодости», результатом которой было то, что мне четыре раза ломали каждую руку и то, что я чуть не загремел на долгий срок, приложив одного из «ломщиков» по затылку кирпичом (сантиметр ниже и ублюдок отдал бы концы, а меня ждали бы несколько лет в каталажке) и устроив другому «музыкальный вечер», сыграв на его ребрах «Полет Валькирий» обрезком железной трубы в темном переулке (лица моего он не видел, так что все обошлось), решил стать относительным пацифистом. То есть не драться пока не потребуется защитить кого-нибудь. Ибо сражение ради защиты слабых – это уже смягчение вины, а если мне придется драться только чтобы защитить собственную оболочку… Это просто позор. Истинная победа – это победа в сражении, в котором удалось избежать обнажения оружия. Но я отвлекся. Итак, для успешного продолжения моих исследований мне нужно было научиться следить за своим языком. Чем я и занимался день и ночь. Ну и заодно тренировался очаровывать и обольщать. Результат – я обрел первичное чувство ответственности: Ответственность за Слова. Побочный эффект – теперь я флиртую со всем, что движется. Флирт безопасный и безобидный, но думаю что надо будет как-нибудь избавиться от сей привычки. Боюсь, что весь пар уйдет рано или поздно в свисток. Следующим этапом было обретение Ответственности за Поступки.
Тут было сложнее. Еще в детстве я понял, что сей ответственности можно избежать всего лишь исключив саму возможность совершения Поступка. Проще говоря, ты ни за что не ответственен если ничего не делаешь. Признаюсь, это очень удобно, но ни не йоту не приближало меня к моей цели. Что ж, пришлось изменить концепцию. Я решил, что ничто так не разовьет чувство ответственности, чем роман начатый мной и проведенный мною же от начала и до конца. Знаете, миледи, это была самая худшая идея за всю мою, почти 20-летнюю, жизнь.
Но это я понимаю сейчас. А тогда я был полон решимости стать одновременно и режиссером и главным актером в грядущей амурной постановке. Почему-то я был уверен в том, что такая роль будет мне по плечу. Мало того, я считал, что смогу таким образом сделать мою избранницу счастливой. Что делать – я был идиотом. Самовлюбленным, тщеславным идиотом. Не знаю, делает ли то, что я осознал это меня лучше, но… По крайней мере, я понял что такое Ответственность.
Но все по порядку. Цель была определена, как всегда, спонтанно. Был, если не ошибаюсь, февраль, День Святого Валентина. Я учился в 12 классе. И, как водится, 14 февраля весь наш класс шел на дискотеку. Точнее, обычно шел весь класс, за исключением меня и еще 3-4 человек. У последних были дела или свои компании, а я же просто не любил дискотеки и коллективные мероприятия. Но тогда я решил пойти вместе со всеми. Дома меня ждали только учебники и подготовка к экзаменам, а мне хотелось развеяться и попробовать чего-нибудь новенького. Ну и отправился в «Зед». Настроение у меня было так себе, поэтому я захватил армированные ботинки, преследуя двойную цель – защитить собственные ноги от повреждений и расчистить вокруг себя пространство. О тяжести обувки я не думал – ноги у меня сильные, растяжка ни к черту, так что задирать ноги я и так не буду. А зачем еще нужна легкая обувь?
Ну, пришли. Дискотека, как дискотека – шум, дым, жара. Хорошо хоть дартц есть, да и тот почти постоянно занят, да и дротики железные, а не пластиковые, к которым я более привычен. Я было метнул, да результат был таким потешным, что я весь вечер смеялся. Но с метанием завязал. Над собой смеяться – это одно, но когда смеются над тобой… Это мне не по вкусу. Пошел было танцевать, но скоро это бесполезное дерганье стало меня утомлять. Веселья никакого, удовольствия еще меньше. Я решил посидеть немного возле бара, а потом свалить домой. Лучше уж учебники, чем эта жалкая пародия на Великий Хаос. И тут я увидел ее…
Она сидела за столиком в углу зала. Сидела одна, и было видно, что вся эта музыка, дым и шум доставляют ей еще меньше удовольствия чем мне. Но почему она не уходит? Мне стало любопытно и я подошел к ней.
Честно говоря, я редко начинаю разговор первым. Следствие ли это моего не до конца исчезнувшего комплекса, правилом «черт без приглашения не входит» или обыкновенной застенчивостью, но это факт. Мало что может заставить меня изменить сему правилу. В вашем случае это было восхищение. В случае Юли (так зовут героиню сего эпизода) – любопытство.
Оказалось, что ей тоже скучно, но уйти не может, ибо обещала дождаться матери. Я посочувствовал ей и предложил поговорить вне зала. По крайней мере там мы могли друг друга услышать. И, разумеется, рассмотреть. Чем я сразу и занялся.
На первый взгляд, красавицей она не была. Но я никогда не ограничиваюсь одним взглядом. Ищу и, разумеется нахожу. Хоть она и сильно отличалась от тех же Светы и Альки. Если они именно выделялись определенными частями тела, то в Юле все было пропорционально. Причем пропорционально мало.
Фигура откровенно мальчишеская. Узкие бедра, маленькая грудь, практически не видная из-за просторной рубашки, тонкие руки и ноги, талия средняя… Волосы черные, коротко остриженные, на носу очки в тонкой оправе. Глаза темно-голубые. Вот на них я и остановлюсь. Ибо чаще всего истинную красоту зрел я именно в глазах.
А они были действительно красивы. Темно-синие, большие, и, как мне показалось, беспомощные. Да, именно беспомощные. Конечно, вы мне скажете, что многие носящие очки по причине близорукости обладают подобным взглядом (особенно, когда эти очки снимают), но тут было нечто другое… Даже в очках ее взгляд был как у птицы, попавшей в силки и уже осознавшей, что оттуда ей не вырваться. Беспомощность, обреченность и тоска – вот что я увидел в темно-синих глазах. Глазах, цвета ночного летнего неба… Именно они делали Юлю такой… Необычной… Такой красивой… Может вы скажете мне, что у меня странные понятия о красоте… Что ж, я согласен. Но иного видения мира я не приемлю. И превыше самой красоты ценю красоту редкую, красоту необычную, красоту скрытую… Такую, которой обладала Юля…
Добавьте ко всему вышеописанному мягкие черты лица и тихий голос и тогда вы поймете, почему после пяти минут разговора с ней, я почувствовал непреодолимое желание крепко обнять мою Ланьку (так я ее потом называл), утешить ее и защитить от всех возможных и невозможных невзгод. Честно говоря, такое чувство было мне внове. Я существо циничное, а потому понимал, что моя «защита» нужна девчонкам, с которыми я общался ранее в последнюю очередь. Ну, разве что в самом крайнем случае, типа темной подворотни и нападения некоторого числа агрессивно настроенных особей, причем рядом с «объектом» нахожусь только я. Случай действительно крайний, ибо я всеми силами стараюсь не попадать в подобные ситуации. И можете звать меня трусом, не способным продемонстрировать мужскую удаль. Просто я стараюсь оценивать свои возможности и арсенал, который в дневное время суток ограничивается перочинным ножом, а в ночное двумя тупыми «бабочками» (точить ножи я так и не научился). Ну вытащу я их, ну пырну кого-нибудь из них в печень или чиркну по горлу (тупость тупостью, но для нанесения повреждений высокой степени тяжести их хватит), а потом что? В лучшем случае мне удастся убраться по-тихому и уговорить подругу молчать о произошедшем, а в худшем меня увидит кто-то посторонний, и потянется уголовная рутина. К тому же я испачкаюсь кровью, а ее отстирывать ой как непросто, уж поверьте моему опыту. А нейтрализовать противника «без пролития крови», да еще, чтобы он остался жив, но без сознания я могу только обрезком трубы, которым я владею гораздо хуже ножей, да и носить его постоянно с собой… Не, проще вообще не доводить дело до подобной разборки. Так я думал до того, как встретил Юлю и сейчас. Но тогда… Тогда я был готов сразиться с кем угодно и сделать что угодно, лишь бы из ее прекрасных глаз исчезла тоска, а нежная радость стала в этих драгоценностях цвета ночного летнего неба постоянной гостьей. Но драться ни с кем не понадобилось. Хватило лишь нескольких ласковых слов, теплых взглядов и нежных прикосновений. После этого радость и счастье не уходили из Ланькиных глаз до самого конца вечера. Еще три с лишнем часа мы сидели вместе – я, обняв ее, она, съежившись в моих объятиях в маленький теплый комочек. Моя птичка… Моя Ланька… Именно тогда я и почувствовал что-то сродни «взрослой» любви. Ибо дети гонятся лишь за удовольствиями, а взрослые готовы добровольно «отвечать за тех, кого приручили». Что ж, тогда я готов был держать ответ. Почему? Вот уж точно, не из-за врожденного благородства. Просто я впервые увидел существо, которое так легко мне доверилось. Я-то не доверяю никому и никогда, и себя, честно говоря не считаю достойным особого доверия. И то, что кто-то решил иначе я расценил как дар небес. А от такого не отказываются.
Может именно поэтому наш роман продолжался дольше всех прочих – целых полтора года. «Не бог весть какое достижение.» - скажете вы, но мне, которому становилось скучно через три дня после очередного знакомства (а этих знакомств от эпизода со Светой и Алькой и до встречи с Юлей было чуть меньше полусотни, но так как дольше трех дней и дружбы дело не заходило, я их не описываю), подобное постоянство было явным свидетельством того, что я, быть может, нашел свою настоящую любовь. К сожалению, это оказалось не так. Мало того, сейчас я уверен, что сие вообще не было любовью. Почему? Сейчас узнаете…
Желание сделать Ланьку счастливой было основной движущей силой наших отношений. Только вот само понятие «счастья» определил я. Нет, сначала я попытался узнать у Юльки о чем она мечтает, чтобы попытаться воплотить сию мечту, но оказалось, что единственным ее желанием было любить и быть любимой. Больше ей ничего не было нужно. Что ж, тогда это желание мне показалось вполне приемлемым. Глупо? Да, согласен. Зато сейчас я твердо знаю, что если кому-то нужна от тебя любовь и только любовь, то лучше сразу бежать без оглядки. Слишком уж это тяжелый груз. Впрочем, сие лишь мое мнение.
Мало-помалу я вытянул из Ланьки практически всю ее биографию. Особого внимания заслужили три вещи: во-первых, несмотря на желание любить у Юли еще не было никаких романтических отношений, во-вторых, несмотря на развитый интеллект уровень ее силы воли был крайне низок, в-третьих, она была абсолютной одиночкой. То есть, друзей у нее не было, с одноклассниками она не поддерживала никаких отношений, а от родственников (состоящих из матери и бабушки, причем обе с диагнозом вялотекущей шизофрении) она давно отгородилась прочным ментальным щитом. Все это, как мне казалось, идеально подходило для того, чтобы слепить из ее личности все, что угодно. Будь я чуть посмелее (или, скорее, большей гнидой), то возблагодарил бы Аллаха и начал бы «лепить» идеальную любовницу-рабыню. Благо, материал был подходящий. Но, почему-то, при одной мысли об этом я почувствовал сильное к себе и к подобным планам. Наверное, все дело было в том, что я представил себя на ее месте. Хоть из меня нелегко «вылепить» что-нибудь (моя душа похожа на шар из колючей проволоки в пластилине – мягко нажать можно, а вот от грубой давки есть шанс порезать руки о шипы), но что такое «счастье раба» я представлял. И такой участи врагу бы не пожелал. Именно поэтому я решил сделать так, чтобы моя Ланька стала сильной и независимой. Сейчас, когда я об этом думаю, то понимаю, что мое решение было далеко от совершенства. Манипулировать, чтобы защитить от будущих манипуляций… Глупость и только. Но даже сейчас я не вижу более приемлемого варианта. Самое смешное, что мне это удалось. Хоть и не сразу.
Основная трудность была в самой Ланьке. Она совсем не хотела ни силы, ни самостоятельности. Она не раз говорила мне, что чувствует себя рядом со мной защищенной и это все, что ей нужно. Поначалу, это льстило моему самолюбию, но потом я просто испугался. Я понял, что если все будет так продолжаться, то у этой истории будет только два конца. Первый: я навсегда связываю свою жизнь с Юлей, чего мне совсем не хотелось. Одно это показывает, что любовью в нашем романе (по крайней мере с моей стороны) и не пахло. Зато с ее стороны этой любви хватило на десятерых. Кроме того, я просто испугался. Да, миледи, я струсил. Понял, что такую ответственность мне не потянуть. Ну не создан я для того, чтобы постоянно вести за собой. А именно это наши отношения и подразумевали: я веду, а Ланька идет следом. Без вопросов и возражений. В итоге выходит, что я буду в ответе не только за себя, но и за Юльку (которая, похоже, решила, что после встречи со мной слово «инициатива» можно вычеркнуть их ее лексикона). Нет, подобная ноша не для меня. Второй вариант концовки: я говорю ей все, о чем думаю и мы расстаемся. Все здорово, за небольшим «но»: есть шанс (небольшой, всего лишь 99%), что это действие оставить в душе Ланьки глубокую рану, а потом уродливый шрам. Так что второй вариант для меня был еще более неприемлемым. А так как до подобных размышлений я дошел только через месяц, после начала наших отношений… Короче, я влип как муха в паутину. Причем сплел эту паутину я сам из моего собственного недоделанного кодекса и несвоевременного тщеславия. Смех, да и только.
Но эту трудность я преодолел. Хотя пришлось изрядно поработать. Полгода разговоров, убеждений, тщательно подобранной литературы – и в Ланьке стала просыпаться самостоятельность. Оставалось закрепить материал. А лучшим «закрепителем» подобного чувства я всегда считал победу. А лучше несколько.
К тому времени я уже прошел через выпускные экзамены и поступил в университет. Но мои старые контакты остались. Я говорю об олимпиадах и литературных конференциях. Как я уже говорил, Ланька была очень умной, но при этом безвольной. Потому, когда я предложил ей поучаствовать в подобных мероприятиях, она, поначалу отказывалась. Но я смог настоять на своем. Впрочем, это было легко. И вот, мы начали писать работу. Точнее, писала она. Я лишь подталкивал ее вперед и восторгался ее находками (благо было чем). Кроме того, я внушил ей, что покорная и пламенная любовь – это неплохо, но я предпочитаю любить победительниц. Понимаю, не самый этичный ход, но я и сейчас думаю, что это был самый легкий путь к достижению цели. По крайней мере, благодаря этому Карнеги стал настольной книгой моей Ланьки.
Наконец, ее работа была закончена. Моя же только начиналась. Ибо мне была жизненно необходима победа. А на литконференции ее можно добиться либо огромным литературным и актерским талантом, либо, не менее огромными связями. Я умудрялся побеждать за счет таланта (и умения представить работу, очаровав зрителей и комиссию), но в моей памяти были свежи эпизоды, когда мне доставались «медные медали» (поощрительные места) потому что золото и серебро были уже поделено. В отношении Ланьки я подобного допустить не мог. И, руководствуясь пословицей «Живешь в Риме – поступай как римлянин» я начал жать на рычаги. Что ж, мне повезло, что многие учительницы, имеющие немалый вес в подобных мероприятиях все еще помнили меня. А некоторые еще и любили. В конце концов, после полумесячных переговоров и уговоров я добился того, что работе Ланьки будет дана объективная оценка. Хлопотать сразу за первое место я посчитал слишком уж подлым. Кроме того, я верил в Юлю. И моя уверенность оправдалась – моя Ланька получила первое место сразу в двух номинациях (литературной и исторической). А сразу после окончания «раздачи слонов» Юлю облепил десяток восторженных «коллег-литературоведов». Признаюсь, половина из них были подобранными мною клакерами (специальные люди, аплодирующими по заказу), но зато вторая половина действительно хотела познакомиться поближе с умной и красивой девушкой. За время нашего знакомства Ланька из красавицы скрытой превратилась в красавицу каноническую. Все благодаря одной моей бывшей «трехдневной» подружке, учившейся на визажиста и еще одной бывшей, обладающей невероятным вкусом в плане одежд

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet · shok89 · Arturics
Статистика
Всего авторов: 2433
Активных авторов: 1631
Произведений: 12593
Рецензий: 39403