Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  повести

Данилов и К. Слово капитана Часть1-8

Автор: coperplat
опубликовано: 08/07/2008 18:51
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 760, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
Но, слава Богу, ее образ снова и снова, всплывал в моем разгоряченном мозгу, и мне ничего не оставалось делать, как уступить своему упрямству и набрать ее номер телефона.
Когда же, я поведала ей о свалившемся на меня несчастье, когда узнала, кем она стала, за эти пятнадцать лет, у меня учащенно забилось сердце. Оказывается за время нашей разлуки, на нее свалилось большое наследство и беда которую, я чрезмерно преувеличивала, показалось ей совершенно пустяковой.
«Приезжай немедленно, - прокричала она в трубку. – Я богата, так что вопрос о финансах, можешь считать решенным».
Мы, еще немного, после этого о чем-то поболтали и только потом, я повесила трубку. Меня конечно можно упрекнуть в невнимательности, к своей подруге, к которой я трепетно и с любовью отношусь, но не забывайте, в каком состоянии я находилась.
Трижды, я была приятно шокирована. Первый, - когда узнала, что моя подруга разбогатела, второй, - когда услышала, что она готова прийти мне на помощь, и третий, - самый главный, когда осознала, что благодаря горячей молитве к Богу и произошло это счастливое спасение.
Могла ли мне отказать подруга в помощи? Ни в коем случае. Раз меня к ней направили, значит, заранее, все было предопределенно. Тем более что моя подруга глубоко набожный человек. А в Святом Писании, как мне помниться, говориться: «Просящему у тебя дай, если он даже окажется на коне».
С виду состоятельная, я в те ужасные дни, была похожа на просящего милости всадника.
-- Но почему вы не полетели к подруге самолетом, – спросил Данилов у Изабель Вернье, - ведь путь морем достаточно долог?
-- Вы, наверное, будете надо мной смеяться, но страх не высоты, а полета, на сомнительных конструкциях, преследует меня еще с детства. Тогда, по просьбе отца, его приятель поднял меня в небо на воздушном шаре. В тот момент, когда мы только оторвались от земли, внезапно налетел сильный ветер и наш полет непременно закончился бы катастрофой, если бы не хладнокровие дядюшки Люсьена, сумевшего зацепить якорь, своей корзины, за ветви мощного дуба.
-- Не знаю, какому фактору отдать большее предпочтение… то ли – провидению, то ли – человеческому, скорее обоим, но с тех пор…
-- А Джеймс Броуди? – не удержалась я. - Какую он играет роль во всей этой истории?
-- Не знаю. Его я видела однажды. Кажется, это случилось в первые месяцы моего замужества. Он собирался совершить с мужем какую-то сделку, но по непонятным для меня причинам, она не состоялась. Думаю, этот автомобильный вельможа, все еще злопамятен… а может, у него больное воображение… Иначе, как объяснить его неприязнь к моей персоне.
-- Скорее ненависть, - поправил ее Данилов. – Дело в том, что Джеймс Броуди, не тот человек за кого себя выдает. Зовут его Долорис, и живет он не в Пенсильвании, как нам сообщалось, а в Детройте. Зарабатывает на жизнь обманными сделками. В основном играет на неопытности и доверчивости бизнесменов. Он годами может выжидать свою жертву, но когда она попадается в его силки, то тут он превращает ее в банкрота и дальше… дальше, вы обо всем уже знаете… Вы, мадемуазель Вернье, стали его очередной жертвой.
-- Но откуда вам стало об этом известно, - потребовала я от Данилова объяснений.
-- Из того самого портсигара, который мне с капитаном, вернул Макмаер. В портсигаре, я и обнаружил, тот самый контракт, которым вы скрепили с Тэдом Мерфи сделку. Все это, мадмуазель Вернье, подставные лица, которые работают на Долореса. Кстати, инвалидность, Тэда Мерфи, на которую вы так легко клюнули, тоже была липовая.
Обе мы смотрели на Данилова расширенными глазами, верить ли его словам. Все услышанное, нам казалось банальностью, выдумкой и если бы за этим не последовало разъяснений, мы бы так и остались при своем мнении.
-- Все очень просто, - рассмеявшись, сказал Данилов. – Обнаружив портсигар, я задался вопросом: «Не ради контракта ли похищен портсигар»? Если это так, то какое отношение к нему имеет наш Ли Мо Но? Ведь он обычный воришка, хотя, как и Долорис, проворачивает свои делишки чужими руками. Чтобы это выяснить, мне пришлось заглянуть к радисту в радиорубку и выяснить: не получал ли кто из пассажиров телеграмму из Аргентины, неким Тэдом Мерфи. Это имя я отыскал в контракте и тешил себя мыслью, что у него есть сообщник на корабле.
К моей радости, радист оказался на месте. Я объяснил цель своего визита, мы занялись поисками. Через минуты три, мы такую телеграмму отыскали.
-- Прочтите ее, - попросил я радиста.
Радист взял в руки реестровый журнал и прочел:
«Джеймсу Броуди от Тэда Мерфи.
Восьмые сутки в неведении вашего путешествия. Надеюсь, оно увлекательно благополучно. Сообщите».
Поблагодарив за помощь радиста, я отправился в интернет-клуб. Там, на одной из страничек интернета, я отыскал снимок разыскиваемого Броуди, но под именем Гредиса; к тому же, осужденного в Детройте. Теперь, когда я владел такой информацией, я спокойно мог идти к капитану, чтобы получить дубликат ключа, от каюты американца.
Капитана, я отыскал не капитанском мостике. Он беседовал с помощником. Я извинился, отозвал его в сторону и быстро объяснил, причину, вторжения в их разговор.
-- Что? Опять? – справедливо возмутился он. – Так, вы господин Данилов скоро и в мою каюту полезете.
-- Это случится, капитан в том случае, - со всей серьезностью, сказал я, - если вы будете замешаны в этой неприятной истории.
-- Я и так, по-моему, наделал много глупостей. Ли Мо Но свободно гуляет по палубе, Макмаер сидит под домашним арестом… Было бы справедливей отдать их в руки полиции.
-- И тем самым, - протестующе возразил я, - дать другим возможность благополучно избежать наказания.
-- А разве в этой истории не поставлена точка?
-- Нет.
-- В таком случае Макмаер нам солгал, и мы зря проявили к нему великодушие.
-- Нам следует проявлять великодушие и к более злостным нарушителям, хотя бы для того, чтобы не потерять своего лица. Что же, касается Макмаера, то нам сказал правду. Тут дело в другом…
-- В чем же?
Я рассказал капитану о контракте, о телеграмме и о сайте в интернете.
-- Так…- многозначительно и сурово, произнес он, - выходит, бандиты из моего корабля устроили притон, а я только сейчас об этом узнаю…
Что-то, серьезно обдумав, он быстрым движением достал из кармана: маленький блокнот, ручку и чиркнул в нем несколько строк. Вырвав из блокнота страничку, он вручил ее мне.
-- Господин Данилов, - сказал он, со всей серьезностью, - эту записку передайте боцману. В ней говориться, что я вверяю вам все полномочия: корабельного детектива. Это еще не все. Мне думается, мы избавим пассажиров от лишнего беспокойства, если они останутся в неведении, этого неприятного дела.
Я поблагодарил капитана и пошел искать боцмана.
На часах было двенадцать. К этому времени, все пассажиры сошли на берег. На корабле оставались только вахтенные, так что перспектива быть застигнутым врасплох в чужой каюте, мне не грозила.
Уже через пол часа, после того, как мне боцман вручил ключ, я был в каюте Джеймса Броуди. Захлопнув за собой дверь, я огляделся.
Меня окружала стандартная мебель, которая соответствует каюте первого класса. Справа был расположен зеркальный гардероб в виде «купе», по центру столик с двумя креслами, левее постель, трюмо с зеркалом, маленькая банкетка, возле которой виднелась дверь ведущая в санузел.
В комнате было прибрано, словно в ней никто не жил.
Не раздумывая, я направился к гардеробу, где за зеркальной дверью отыскал чемодан с вещами американца. Я перенес его на журнальный столик, вскрыл замки и запустил в чемодан, обе руки. Именно в нем, я ожидал отыскать, какие-нибудь вещественные доказательства, компрометирующие Гредиса. И я их отыскал.
Это были паспорта нашего любителя спиритических сеансов – на другие имена. Неожиданно для меня, Гредис превратился в транснационального мошенника. Паспорта, которые я держал в руках и рассматривал, были наглядным тому свидетельством.
Но кем был на самом деле, наш любитель спиритизмов? Новая загадка привела меня в радиорубку, откуда я и связался с Детройтским окружным судьей.
«Знаю ли я Гредиса? – гневно прокричал он в трубку телефона, отвечая на мой вопрос. – Да он самый отпетый мошенник, с каким мне доводилось встречаться в Америке. Жду, не дождусь, случая, чтобы снова упечь его за решетку. Если вам его доведется повстречать, то передайте ему привет от Майкла Корнуэла».
Мы еще немного побеседовали с судьей из Детройта и, смею вас заверить, мадемуазель Вернье, что информацией, которой он меня снабдил, будет вполне достаточно, чтобы заставить Гредиса возместить понесенные вами убытки.
-- А капитана, вы поставили в известность? - взволнованным голосом, спросила Изабель Вернье, глядя на наручные часы.
Уловив смысл переживаний Изабель, я тоже бросила взгляд на часы. Стрелки показывали четверть минут двенадцатого. Я вскрикнула. Если исходить из точного расписания, то получалось, что пятнадцать минут назад, наш лайнер поднял якорь и покинул порт.
-- Не беспокойтесь, - не отрывая взгляда от дороги, сказал Данилов. – Капитан наверняка задержал корабль… Когда вы нас Машенька встретили в городе неподалеку от базара, мы – капитан, помощник и я, шли на поиски Гредиса… похищение Изабель Вернье разлучило меня с ними. Однако я не сомневаюсь, что они довели свою миссию до конца и наш мошенник уже находиться под арестом.
Мы уже были в черте города; скупые огоньки тусклым огоньком освещали одноэтажные дома. Мимо мелькали улицы, с пешеходами, которые даже не подозревали, что нам довелось пережить. Машина проехала еще несколько кварталов, свернула влево, завизжала тормозами, и перед нами вырос наш шести палубный лайнер «Ротонда», с еще не убранным трапом.
Мы были в порту.
Возле трапа, в окружении береговой полиции и карабинеров, стоял наш капитан. Он горячо, что-то объяснял офицеру, но, заметив, как мы выскакиваем из притормозившей машины, круто развернулся и бросился к нам.
Слава Богу! Вы живы и здоровы! - сияя всем лицом, заголосил он, распахнув объятья. За тем он приблизился к нам и, подхватив меня и Изабель под руки, увлек к сходням лестницы. – Пойдемте, пойдемте, - продолжал он, - нельзя терять ни минуты. Мой простой в порту Сафаги, может вылиться в кругленькую сумму… Мне с трудом удалось уговорить городские власти: не взыскивать с меня штрафной пошлины…
Мне хотелось спросить его, где находится Гредис, но больше беспокоясь за Данилова, я оглянулась. Он все еще стоял внизу у лестницы и беседовал с офицером. Похоже, мой шеф, рассказывал блюстителю порядка, как добраться до злополучного дома, откуда нам посчастливилось убежать, и где наверняка еще спят бандиты.
Спустя шестнадцать дней, строго по расписанию, наш корабль «Ротонда», войдя во французские воды, бросил якорь в порту Ниццы. Распрощавшись с капитаном, мы ступили на твердую землю. И хотя наше плавание подошло к концу, мы все еще испытывали последствия качки и ту горечь разлуки, что оставляет в душе осадок, когда приходится расставаться с полюбившимися тебе людьми.
Предшествующие этому событию восемь дней, протекли на удивление спокойно. Спокойными, они, пожалуй, наступили, после того, как Джеймс Броуди или Гредис, - кому, как больше нравиться - покинул в Италии корабль. Но прежде, чем получить эту свободу, ему пришлось безоговорочно принять наш ультиматум и выполнить все его условия.
Вот, как это происходило.
-- Ждите меня здесь, - усаживая нас на палубные шезлонги, крикнул на ходу капитан.
Мы – это я и Изабель, - уставились на капитана, пытаясь понять, чтобы могли означать его слова? Похоже, наши выражения были на столько озадаченны, что, не смотря на спешность дел, он все-таки решил объясниться.
-- Нам предстоит решительная схватка с Гредисом… Надеюсь, что господин Данилов присоединится к нам… А теперь, извините, дела призывают меня на капитанский мостик.
Оставив нас одних, капитан исчез. Мы же, не смотря на шумное веселье пассажиров, сопутствующее отплытию корабля, переглянулись не зная, как понимать слова капитана.
-- Как вы думаете, - спросила я Изабель, - что капитан подразумевал под словами «Решительная схватка»?
Моя новая подруга, недоуменно пожала плечами, потом немного подумала и сказала:
-- Возможно, Гредис заперся, где-то на корабле и его придется оттуда выкуривать. Других объяснений я не нахожу. Если они и существуют, то разыгравшаяся мигрень, не дает мне возможность сосредоточиться.
Изабель и впрямь была переутомлена. Откинувшись на спинку шезлонга, она помассировала виски кончиками пальцев, и прикрыла глаза. Я тоже не находила нужных объяснений словам капитана, и все-таки, в них было, что-то таинственное и пугающее. Чтоб, как-то скрасить наше ожидание, я принялась без устали болтать о всяких пустяках, какие, обычно, ведут две подружки, мысли которых заняты – исключительно нарядами.
Изабель из уважения отвечала на мои вопросы. И все же по ее бледному лицу, сверлящему пространство взгляду, когда она на мгновенье открывала глаза, было видно, что мысли ее далеко. Да мы обрели свободу, успели к отплытию корабля, но что это давало Изабель Вернье? Ее трагедия по-прежнему оставалась не разрешимой. Она была похожа на кровоточащую рану, которая должно быть болезненно воспринималась девушкой.
Прошло долгих полтора часа, прежде чем мы снова увидели капитана. За это время, мы услышали, как лебедки с шумом подняли якорь, как прозвучал мощный гудок, как вздрогнул корабль, как в его чреве зашумели двигатели и как постепенно эйфория пассажиров, сменилась степенностью и спокойствием.
Капитан был не один. Он появился с Даниловым. Когда мужчины подошли к нам, лицо капитана озарилось улыбкой.
-- Я к вашим услугам барышни… извините, что заставил себя ждать, но служебные дела прежде всего. Теперь, когда мы вместе, когда лоцман вывел наш корабль из порта, мы можем отправиться к Джеймсу Броуди… желаете задать ему несколько вопросов… или, как его там…
-- Всенепременно капитан. А зовут его – Гредис, - подсказал Данилов.
-- Верно, - переведя взгляд на моего шефа, кивнул капитан. – В городе мы его, так и не сумели отыскать. За то он сам пожаловал на корабль.
Он достал из нагрудного кармана стопку паспортов этого мошенника и помахал ими, будто в этом жесте таил глубокий смысл.
-- Я нашел необходимым, изъять у него паспорт на имя – Джеймса Броуди, когда он проходил пограничный контроль и посадить его под арест.
-- Где же сейчас находиться Гредис? – взволнованно спросила Изабель Вернье, пристально глядя на капитана.
-- В лазарете, - невозмутимо ответил капитан. – Разумеется, сделал я это из соображений безопасности пассажиров. Кто знает, не прячет ли этот мошенник в каюте оружие… К тому же, каюту можно покинуть через иллюминатор, а мне право, очень хочется отдать его в руки правосудию. Конечно, этот шаг можно было бы предпринять здесь в Сафаге, но мне показалось, что итальянская полиция, более искушенна в подобных делах.
Мужчины нам подали руки и, поднявшись, мы направились в лазарет, где сидел Гредис.
-- Надеюсь, он не испытывает там неудобство? – спросила Изабель Вернье, опираясь на руку Данилова.
О, великодушие и благородство! Даже теперь после пережитых неприятностей, находясь в положении потерпевшей, это юное создание, судьба, которой по-прежнему висела на волоске, взывало к милосердию.
Я с капитаном шла впереди.
-- Нет, нет, - утешил он Изабель, - это маленькая и светлая комнатка, в которой имеется постель и все необходимое, на случай если на корабле окажется больной и его присутствие среди пассажиров будет не желательным… С этой комнаткой соседствует кабинет судового врача… впрочем, вы сейчас сами все увидите.
Направляясь в носовую часть корабля, мы спустились по ступеням ведущим к каютам, оказались во владениях длинного коридора и, пройдя треть его четверти, свернули налево, в ответвление небольшого прохода.
Метров через десять, слева показалась дверь, возле которой остановился капитан.
-- Это здесь, - сказал он, постучав в дверь.
Дверь быстро отворилась, и мы увидели высокого светловолосого мужчину в белом халате. Догадавшись о цели нашего визита, судовой врач, поприветствовав нас, пропустил внутрь и указал своими голубыми глазами на дверь изолятора.
-- Уже успокоился, - улыбаясь, сказал он. – А по началу я думал, что этот толстяк разнесет дверь.
Мы взглянули на дверь расположенную в правой части кабинета. Она закрывалась снаружи и была обшита металлом. Глядя на ее засов, похожий на руль автомобиля, можно было не сомневаться, что Гредис по-прежнему, находится внутри.
-- Откройте, - тоном не терпящего возражения, приказал капитан врачу.
-- Не лучше ли будет позвать двух матросов?
-- Открывайте, открывайте, - вселяя во всех нас спокойствие, повторил капитан.
Будучи не в силах ослушаться приказания, смущенный врач, пожал плечами, с которых снимали ответственность и, ухватившись обеими руками за штурвал, крутанул его несколько раз, потянул на себя дверь.
Мы ступили в комнату, которую нам уже описал капитан. Размеры ее были такими же, как и в каюте. В дальнем углу у стены, мы заметили Гредиса. Он сидел на кровати. Согнутая спина, упавшие плечи – все это говорило, о тяжком положении, в котором он прибывал, и которое его придавило. Однако, увидев открывшуюся дверь, он выпрямился как пружина, вскочил на ноги и сжал кулаки.
Не стой мы за спинами мужчин, страх, который одолел меня с Изабель, был бы паническим. Успев заметить его набычившиеся, раскрасневшиеся глаза, мы невольно отступили назад и схватились за руки, словно такое сплочение, могло нам, женщинам, придать силы и смелости.
Мужчины же даже не шелохнулись.
-- Не стоит усугублять своего положения, - остановив жестом руки Гредиса, посоветовал капитан. – Все, что сейчас от вас требуется, так это благоразумия.
Наш пленник, а именно таким он себя считал, понимая, что силы не равны и находятся на другой стороне, с досадой заскрипел зубами.
-- Садитесь, - продолжал капитан, - мы вас надолго не задержим. В противном случае, вы так и останетесь сидеть в одиночестве, до прибытия корабля в Италию, где вашей дальнейшей судьбой займется полиция… а тут, пускай и не лицеприятное вам, но все-таки общество.
Слова капитана, а точнее упоминание им о полиции, произвели на Гредиса должное действие. Он осторожно смерил нас всех взглядом, словно предчувствовал какой-то подвох, устало опустился на постель и недовольно спросил:
-- За что меня задержали?
-- Так-то будет лучше, - присаживаясь на привинченный к полу табурет, сказал капитан. – Впрочем, здесь вы немного не правы, – не задержали, а арестовали. Заметьте, в этих двух словах, есть существенная разница, к тому же, не в вашу пользу.
-- В таком случае, я требую немедленно пригласить на корабль моего адвоката.
-- К сожалению, все ваши законные требования, я не в силах выполнить. Во-первых, по той простой причине, что мы находимс

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: