Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  повести

Данилов и К. Тайна Виденторпа Часть 2-6

Автор: coperplat
опубликовано: 29/02/2008 19:51
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 795, рецензий: 1

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
Мы все повернулись к Шаху и принялись поздравлять его с метким выстрелом, но он недоуменно переводил взгляд то на нас, то на свой пистолет.
-- Это не я стрелял, - наконец сказал он.
Услыхав эти слова, мы все-таки позабыли о безопасности, и устремились к Мануру. Когда мы до него почти добежали, из-за густого кустарника отделилась чья-то фигура и, не спеша, направилась в нашу сторону. Вскоре на незнакомца упал свет факелов, и мы увидели, что это - мужчина и что он вооружен. Шах направил на него пистолет и прокричал:
-- Именем закона бросьте оружие, и поднимите руки.
Незнакомец беспрекословно выполнил приказ, отшвырнул в сторону пистолет и поднял руки.
-- Не стреляйте, - охрипшим и слабым голосом сказал он, - я турецкий инспектор полиции Амар Бей. Если желаете взглянуть на мои документы, то они находятся у меня в кармане.
Шах кивнул Данилову, что бы тот приблизился к инспектору полиции и проверил, так ли это. Пока мы помогали Мануру подняться, Данилов быстро подошел к полицейскому, отыскал в его кармане документы и передал их Шаху. Не опуская незнакомца из виду, Шах внимательно изучал его бумаги. Наконец-то он опустил пистолет и уже спокойным голосом сказал:
-- Можете опустить руки, господин Бей.
-- Благодарю вас, - подняв свой пистолет и забирая свои документы, сказал полицейский. За тем он подошел к нам и, глядя, как мы приводим в чувства Манура, поинтересовался: - Он жив?
-- Да, - ответили Ришан и Гишан.
-- Значит, мой выстрел был своевременным…
-- …И метким, - заметил Виденторп. – Пуля попала бандиту в голову.
Когда Манур окончательно пришел в себя, и присел, мы перевязали ему раны. Материя, в которую были завернуты факела, пригодилась для этой цели.
-- Пол года, - услышали мы голос Бея, - я гонялся за этим человеком.
-- Садигом Баджалы? – уточнил Виденторп.
-- Да. Но настоящее его имя Исмаил Аглы. Турецкие власти, как и Интерпол, давно его разыскивают. На его счету с десяток убийств и несколько ограблений банков. Свои грязные дела, как вы понимаете, он стряпал не один, но всякий раз ему единственному удавалось ускользнуть от правосудия. А месяц назад, нам стало известно, что он покинул одну из арабских стран, и прилетел в Лондон. Я встретил его в аэропорту и с тех пор, по сегодняшний день, не отпускал ни на шаг. Возле этого места, он просидел полторы недели и должен признаться, сгорая от желания узнать, чем же его прельстили, эти руины, чуть не обрек себя на голодную смерть.
Вид у нашего полицейского, не смотря на его тучную комплекцию, был не важен: бледное лицо и впалые глазницы, под которыми образовались багровые круги, не вызывали сомнения в правдивости его рассказа. Вспомнив, что я из дома Шарку прихватила сверток с бутербродами, я развернула его и протянула Бею.
-- Возьмите, - сказала я, - они возвратят вас к жизни.
Он поблагодарил меня и, не стесняясь нашего присутствия, жадно набросился на них, издавая аппетитные возгласы. Манур тоже нас поблагодарил. Когда он смог поднялся, Шах сказал:
-- А теперь дружище настала ваша очередь рассказать нам историю.
-- Хорошо, - согласился он, - Но прежде я сделаю то, что не успел доделать.
Он поднял с земли кинжал, приблизился к мраморной плите и, отыскав в ней небольшое отверстие, вставил рукоятку кинжала. Возможно, Манур нас хотел чем-то удивить, но когда его действия не произвели должного эффекта, на какой он, по всей видимости рассчитывал, он озадаченно и сокрушенно уставился на нас.
-- Ни чего не понимаю, - севшим голосом сказал он. – Кинжал тот же что и у меня на рисунке, а сокровищница не открывается. Но почему?
-- Потому что, - улыбаясь, сказал Данилов, - подлинный кинжал не этот.
Только теперь Манур обо всем догадался. Он догадался, что наше появление здесь не случайно, как не случайно появление турецкого бандита, которого к этому времени Ришан и Гишан, успели оттащить в сторону, и что его тайна давно перестала быть таковой. Он устало присел на плиту, и глубоко вздохнув, принялся рассказывать нам свою историю.
-- Я не очень удачный рассказчик, - сказал он, - но постараюсь изложить эту историю, как можно точнее. Давно это было. Возможно, с тех пор прошла не одна сотня лет. Мне об этом рассказал мой отец, ему его и так далее… Когда-то в этих краях жил богатый и справедливый Раджа. Его народ прибывал в достатке и довольствии, и казна этого правителя с каждым годом увеличивалась все больше и больше. Но вот пришло время, когда единственный наследник этого правителя подрос, а с возрастом стал дерзким и своенравным. И узнал Раджа, что его сын решил восстать против него. И тогда призвал он к себе своего ключника и велел сделать большое хранилище для своих богатств, единственное условие он поставил ключнику, чтобы ключ открывающий это хранилище, он всегда мог носить с собою, и чтобы каждый его видел, но о значении его не имел ни малейшего понятия.
На все это дело Раджа дал ключнику пол года. Время пролетело быстро. В один из дней, пришел ключник во дворец к Радже и, в смиренном поклоне, подал точно такой же кинжал.
«Что это»? – спросил он, разглядывая в основании клинка большой изумруд.
«Ключ, - отвечал подданный. – Хранилище, которое вы приказали мне изготовить, уже построено».
«А соблюдал ли ты при этом осторожность? - спросил его Раджа.
«Да мой повелитель. Я построил хранилище для ваших богатств в городе, где кроме стаи обезьян не живет ни один человек, и причиной тому служит отсутствие в городе воды, она давно оттуда ушла».
«В таком случае, - цепляя себе на пояс кинжал, сказал Раджа, я хочу взглянуть на твою работу».
«Не мне вам советовать, мой повелитель, но будет благоразумней, если вы дождетесь ночи».
И вот с наступлением ночи, два всадника покинули пределы дворца, и только под утро достигли нужного места. Когда увидел Раджа новое хранилище, он осыпал ключника большими подарками за его усердие и приказал хранить тайну.
Вскоре, они возвратились во дворец и никто из подданных Раджи, кроме четырех преданных слуг, не знал, как когда и куда исчезла казна Раджи.
Когда же сын Раджи, опьяненный жаждой власти и денег, восстал против отца, то кроме пустых стен в закромах ничего не нашел. Догадавшись, что его перехитрили, этот гордец врал в сильную ярость и пришел к отцу получить должный ответ. Но вместо этого услышал справедливые слова, какие того заслуживал.
«Тебе мало было моей любви и ласки, так ты гордец, решил отобрать у меня власть. На этот раз, я так понимаю, ты пришел узнать, где спрятаны мои сокровища? Но ты опоздал, так как тех богатств во дворце давно нет, и никто не знает, где они теперь хранятся.
Ушел сын, пылая гневом и злобой… Уж не знаю, как ему удалось проведать о ключнике, но вскоре беднягу схватили и начали пытать. Однако все оказалось напрасно. Сколько не пытали беднягу, ни одно слово не вырвалось из его уст. И тогда бросили палачи его истерзанное тело на съедение тиграм.
И вот когда сын Раджи впал в отчаяние, пришел к нему его верный пес, служивший прежде у Раджи и предавший его, и рассказал о кинжале.
«Не ключ ли это от тайника»? – спросил он.
И снова пришел сын к отцу.
«Где твой кинжал, о повелитель»? – спросил он, не найдя его на поясе у отца.
«Я его выкинул», - весело отозвался Раджа, догадавшись, куда клонит сын.
«Как выкинул»?!
«Я знал, что ты за ним придешь, а потому запечатал его в кувшин и бросил в реку. Теперь он уже далеко. Возможно, его прибило к берегам других стран, а может, он пристал к берегу какой-нибудь деревушки. Если тебе нечем заняться, пойди и разыщи его».
И снова ни с чем ушел от Раджи сын и послал он своих верных псов во все отдаленные и ближайшие города и селения на поиски кинжала, но ни с чем возвратились они назад. И тогда научили сына, чтобы он созвал художников, и чтобы те по памяти нарисовали кинжал и распространили среди народа рисунки, а тому, кто его отыщет, сын обещал большую награду. Но и эта затея окончилась для него неудачей. И тогда, дойдя до крайности, он заказал у лучшего оружейника такой же кинжал, и когда его изготовили, взял его и пришел к Радже.
«Прости отец, - упав на колени, сказал он, - я поступил скверно и подло, но теперь я возвращаю тебе власть, а вместе с нею и кинжал, который мне удалось чудом отыскать».
«Лжец! На моем кинжале был другой камень, так что зря стараешься. Разыгранное тобою раскаяние, служит лишь для того, чтобы узнать, где я храню сокровища. Тебе их не найти».
Вот такая печальная и поучительная история произошла в те далекие и давние времена, - сказал нам, заканчивая свой рассказ Манур. Четырем своим преданным слугам, - добавил он, - которые знали тайну этой сокровищницы, Раджа раздал по одному медному треугольничку, которые приказал свято хранить и после того, как уляжется смута найти друг друга, и, соединив их, узнать какого было его повеление. А еще, чтобы спасти их от смерти, этот благородный повелитель отпустил их в разные стороны, но как вы понимаете нашим предкам, так и не удалось встретиться.
Этот кинжал, разыскивали многие годы. Но была ли от него польза, если не знали, как его применить? Мои предки, тоже его искали, но со временем наш род утратил былой достаток и постепенно скатился до нищенского существования. Но я не терял надежды. «Если, - думалось мне, - я не в состоянии из-за скудности средств сам отыскать кинжал за пределами своей страны, то мне в этом могут оказать помощь те, кто приезжает в нашу страну в гости.
И вот однажды, лет двадцать назад, я повстречал англичанина по имени Дункинс. Его финансовое положение, было намного печальнее моего. Этот искатель приключений, не имел денег не только на обратный путь, но и даже на лепешку. Худой и бледный, он словно приведение шатался по нашим улицам, предлагая всем подряд свои услуги. После того, как он мне рассказал о своих бедах, я привел его к себе домой, накормил, дал последние деньги на обратный путь, и рассказал о кинжале Раджи, подарив несколько фотографий сделанных с рисунка тех времен.
«Разыщите его, - сказал я ему. – И если вы мне его привезете, вы сумеете не только поправить свое пошатнувшееся положение, но и встретите безбедно старость. И вот, несколько лет назад, он прислал мне письмо, в котором не только приглашал к себе, а еще сообщал, что отыскал кинжал Раджи. Заняв у друзей денег, я съездил в Англию и на одной из выставок убедился, что Дункинс сказал правду. Но теперь оставалось главное: необходимо было, как-то доставить его сюда. Я уехал, а вскоре Дункинс прислал мне письмо и сообщил, что нашел верный способ заполучить кинжал. Еще он просил пересылать его письма по другому адресу в Лондон, а оттуда ему домой. Какой он собирался применить способ, мне было не известно, и я набрался терпения и стал ждать. И вот сегодня, моя жена получила от Дункинса посылку, в которой находился кинжал.
Он обвел нас грустным взглядом, и добавил:
-- А дальше, вы, наверное, обо всем знаете.
-- Да, - согласился Данилов. – Как и то, что настоящий кинжал находиться в этом портфеле.
Мы все посмотрели на портфель Виденторпа.
-- Вы думаете, - саркастически рассмеялся англичанин, - что кинжал Веллингтона имеет какое-то отношение к этой сокровищнице? Но ведь это вздор, друзья. Да не спорю, кинжалы похожи, но только и всего.
-- Что ж, - похлопав по-дружески его по плечу, сказал Шах, - у нас есть отличный способ это проверить. Вы согласны?
-- Разумеется.
Виденторп, не раздумывая, открыл портфель, и протянул Шаху кинжал, а мы затаили дыхание. Осмотрев редкий и исторический предмет, Шах повернулся к Мануру и, протянув ему кинжал, сказал:
-- Пусть сокровищницу откроют наследники преданных слуг Раджи.
К кинжалу потянулась рука Банача, Рампала и Копперплата. Ухватившись за его рукоятку, они посмотрели друг другу в глаза, как смотрят старые добрые друзья, и вставили кинжал в существующее в гранитной плите отверстие.
Нехотя, словно не желая выполнять заложенные в нее функции, плита содрогнулась и сопровождаемая тягучим неприятным на слух скрежетом, медленно начала открываться. Не меня своего горизонтального положения, она будто двигалась по направляющим пазам, смещаясь в правую сторону, все больше и больше открывая вход в темное подземелье, откуда повеяло прохладой.
Когда вход увеличился на столько, что в него уже можно было спокойно протиснуться, плита остановилась. Шах взял факел и, освещая себе дорогу, стал спускаться по ступеням убегающим во мрак.
За ним последовал Данилов, но прежде чем он это сделал, он успел заметить хитрый взгляд Одноглазого, и предусмотрительно вынул из скважины кинжал. Нас тоже тяжело было удержать на месте и все по одному, мы спустились в сокровищницу.
Она была круглой формы, диаметром около семи метров; вдоль ее стен по всей окружности были рассыпаны горы ослепительно сверкающих драгоценных камней, среди которых были: алмазы, сапфиры, рубины, изумруды, опалы, топазы, аметисты, бирюза, яхонты, гранаты, лазуриты и жемчуг. Золото и серебро в слитках, было аккуратно уложено отдельно и доходило почти до самого потолка, высота которого была не менее четырех метров. Множество изделий древних ювелирных мастеров, а так же оружие, сохранившее превосходный вид, было усыпано более мелкими драгоценными камнями. Тут же рядом стояли открытые и высокие сундуки, доверху наполненные золотыми и серебряными монетами. Это богатство занимало почти все свободное пространство и отделялось от нас толстыми прутьями металлической решетки, которая сужала сокровищницу, до диаметра двух метров. У каждого наименования имелся свой отсек с открытой дверью, и, похоже, прежний хозяин этих богатств, заходил в любой из них и брал себе то, что ему было необходимо.
Мы стояли на этом маленьком пятачке и, все еще не веря в возможность таких богатств, заворожено смотрели, как они сверкают в свете факела. Здесь же в центре этого маленького пятачка, на гранитном столике стояли: старинного вида весы, с одной чашей и забавной шкалой состоящей из римских цифр.
-- А теперь, друзья, - сказал Шах, - давайте свои медные пластины. Манур, Банача, Копперплат и Рампал, положили на стол свои треугольнички и когда сложили их вместе, образовался небольшого размера прямоугольный лист правильной формы.
Мы склонились над ним и Шах, стал читать:
«Подателю сего манускрипта выдать
по пятьсот унций драгоценных камней
и такое же количество золотых монет.
Жалую их своим преданным и верным
слугам: Банача, Мануру и двум братьям
Рампал. Остальные сокровища завещаю
употребить во благо моего народа, среди
которого, все еще встречаются: нищета и
голод, болезни и эпидемии.
Наместник и правитель…
………………………………………………..».

-- А вот имени Раджи, - с сожалением произнес Шах, - прочесть не удается. То ли он сам решил его из скромности от нас утаить, то ли время беспощадно стерло его с пластин… Но, как бы там ни было, мы обязаны выполнить его повеление и как представитель власти, я позволю взять на себя эту ответственную обязанность. Однако не будем спешить, друзья. Тут есть кое-какие неточности, которые требуют нашего разбирательства… Как, вы можете убедиться, в этом послании написано о двух братьях Рампал и не слова ни сказано о нашем дорогом Копперплате.
Мы перевели взгляды на Копперплата и увидели его удрученный взгляд.
-- Что тут скажешь, - спокойно обронил он. – Конечно, я был бы рад узнать, что мои предки: верой и правдой служили благородному и справедливому Радже, но видно судьба дарит подарки самым достойным людям. Не хочу оправдываться, но все что я помню, так это то, как мне отец пересказывал историю своего отца.
Случилась она во время вспыхнувшего восстания под предводительством Нана Сагиба против англичан. Мой предок был контужен в голову под Агрой, и провалялся в госпитале целый год. Документов при нем не нашли и когда английский врач спрашивал как его зовут, он, хотя у него напрочь отшибло память, упрямо твердил одно единственное слово – «Копперплат». Ему оформили новые бумаги с этим именем, и кроме него, он в наследство своему сыну появившемуся на свет много позже, вручил этот треугольник и наказывал бережно его хранить.

После того, как Копперплат закончил свой рассказ, Данилов, повернулся к Шаху и, улыбаясь, сказал:
-- А, по-моему, тут все абсолютно ясно. Копперплат потомок братьев Рампал.
-- Как так?
-- Очень просто. Имя Копперплат состоит не из одного английского слова, а из двух. Слово Коппер – переводиться, как – медный, а Плат – как лист. Медный лист! – вот, что твердил контуженный в голову предок одного из братьев Рампал. Он позабыл свое имя, но не посмел забыть наставлений своего повелителя.
-- Так получается, что мы с Рампалом родня?! – спросил Копперплат.
-- Конечно!
Оба Рампала бросились друг другу в объятья. Глаза их увлажнились и переполненные чувств, они, смущаясь нашего присутствия, принялись просить друг у друга прощения за нанесенные прежде обоюдные обиды. Мы тоже смотрели на эту трогательную сцену, радуясь за них всем сердцем.
И вот когда Шах посчитал, что все недоразумения исчерпаны, он отмерил каждому наследнику слуг Раджи камней и золотых монет, и после того как это богатство сложили в мешки, которые захватил с собою Манур, мы поспешили наверх.
-- А как же я? – чуть не плача спросил одноглазый.
-- Возможно, - ответил Шах, - ваш предок – старший визирь, не достаточно ревностно служил своему хозяину.
-- Не печальтесь, старина, - подбадривая его, сказал Банача, когда мы выбрались из сокровищницы наружу и заперли ее снова, - я приглашаю вас на свадьбу своих сыновей.
-- А на ком они женятся? – слегка посмеиваясь, поинтересовался Виденторп.
-- Разумеется на дочерях Рампал – Шалу и Сани.
-- Но, по-моему, - продолжал в том же духе Виденторп, - прежде вы были против этого брака.
-- Я не достаточно был прозорлив, за что приношу всем свои извинения.
-- Тогда и мы хотим вас всех пригласить на эту свадьбу! – весело отозвался Рампал и, взглянув на своего найденного брата, заручился его поддержкой. – Правда, брат?
-- Конечно, друзья. Мы будем вам всем рады!
Когда наши страсти немного улеглись, Шах достал рацию и вызвал военных. Оставлять такое добро без присмотра, было не безопасно. Уже через пол часа, мы увидели, как над нами закружилось три вертолета.
-- В таком случае и я хочу вам, господин Шах преподнести подарок от имени британской короны, - Виденторп взял у Данилова кинжал и протянул его своему индийскому приятелю. - Не умоляя достоинств герцога Веллингтона, с честью признаюсь, что этот кинжал принадлежит вашему народу, и прошу принять его, как знак нашего глубокого к вам уважения искренней дружбы.
Шах принял из рук Виденторпа кинжал Раджи и ответил любезностью на любезность.
-- Вы правы, дорогой мой мистер Виденторп, достоинства и слава герцога Веллингтона на столько велики, что переживут века, что же касается кинжала нашего Раджи, то он так же займет почетное место в одном из наших музеев, а память о благородном и справедливом повелителе, будет береж

Рецензии

#1, artemov Информация об авторе: artemov Добавить artemov в список Друзей добавлено: 29.02.08 23:06
Ну,если виза уже есть,счастливог пути и новых приключений!
С интересом и наилучшими,Вячеслав

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: