Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  повести

Данилов и К. Тайна Виденторпа Часть 2-5

Автор: coperplat
опубликовано: 18/02/2008 11:40
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 830, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
Он появился к часам восьми, когда мы уже не надеясь его дождаться, собирались ложиться спать. Одет он был в поношенную одежду и наши вопросительные взгляды, этой внезапной в нем перемене, его ни сколько не удивили.
-- Весь этот маскарад, - весело пояснил он, усаживаясь на диван, - я вынужден был проделать, что бы отыскать воришку обокравшего магазин.
-- И вы его отыскали? – спросили в один голос Рампал и Копперплат
-- Да.
Это радостное известие нас окрылило, и раздираемые любопытством, мы поудобней уселись возле Данилова полукругом, и принялись слушать его рассказ.
-- Все что мне было известно о вашей швейной машинке, - начал он, посмотрев на Рампала и Копперплата, - так это то, что у нее на станине, с левой стороны был небольшой скол, а так же, что она затягивала сверху петли. Эти две маленькие, но в то же время весомые детали, подсказали мне, как действовать дальше. А дальше, я предложил торговцу лимонада обменяться со мною одеждой, чему он был чрезвычайно рад, и пошел по дворам выкрикивать, что ремонтирую швейные машинки.
Спустя два часа, после того, как мне довелось взглянуть на множество этих разных собратьев, я все-таки отыскал вашу машинку. Хозяином ее оказался небогатый молодой человек. Узнав, что машинка ворованная и дело может закончиться полицией, он сразу сознался, что она досталась ему от двоюродного брата. Мы застали его в частном магазине на соседней улице. Так же как и вы, он торгует сари, и лишь жесточайшая конкуренция, заставила его пойти на этот шаг. Впрочем, о краже он не помышлял. Вчера вечером, к нему в магазин зашел незнакомый человек, по описанию, такой же каким я вам описал хозяина котомки, и сообщил ему, что у него появились злостные конкуренты. Только после этих слов он решился на этот отчаянный шаг. Он взломал двери вашего магазина и вынес оттуда машинку и ткань. Но сегодня, когда я с ним разговаривал, он уже искренне раскаивался в содеянном преступлении. Он мне вернул вашу ткань и швейную машинку, и я пообещал ему, что никто не узнает, кто совершил ограбление магазина.
-- И где же они теперь? – спросил, подпрыгнув Рампал.
-- Все уже находиться в вашем магазине.
Рампал и Копперплат обнялись как братья, две их жены от радости всплакнули, Ришан и Гишан подошли к девушкам, и поздравили их находкой имущества, а Данилов вернул ключи от магазина Рампалу.
-- А теперь спать, - пробормотал Данилов, и, откинувшись на спинку стула, закрыл глаза.
-- Но, вы нам ничего не сообщили, - встревожился Банача, - о двух медных треугольниках. Удалось вам их отыскать?
Данилов устало открыл глаза.
-- Нет. Но, как мне стало понятно, одноглазый давно за ними охотился. Не удивлюсь, если узнаю, что он тоже к этой истории имеет прямое отношение.
-- Но как его отыскать в большом городе?
-- На этот счет, я приберег еще одно маленькое открытие. Мне известна его новая профессия.
-- Кто же он? – чуть ли не хором спросили мы.
-- Карточный шулер. Так что завтра, мы вернем ваши медные треугольники.
-- А не будет лучше, если мы схватим его сегодня? – поинтересовался Шах. – Вдруг он с ними исчезнет?
-- Исключено. Помимо двух пластин, что он уже имеет, ему еще необходимо иметь две другие. Одна находится у вас господин Банача…
-- А четвертая пластина у кого? – придвинувшись к нему, спросил Шах.
-- У вашего соотечественника, который вел тайную переписку с мистером Дункинсом и Инессой Кениген.
Утолив, в той или иной мере любопытство каждого, Данилов прикрыл глаза и уже через минуту спал сном младенца. Мы тоже ушли в свои комнаты, и, засыпая, я спрашивала себя, сумеем ли мы отыскать одноглазого?
Как ни старались сопротивляться утром Данилов и Шах, все-таки мне удалось уговорить их взять меня с ними. Произошло это в восемь. Я как раз с женщинами готовила на кухне завтрак, как вдруг ненароком услышала разговор Данилова и Шаха.
-- Что вы ответите, господин Шах, если я вам предложу совершить со мною небольшую прогулку в этот ранний час?
-- Куда мы пойдем?
-- В один карточный притон. Правда, чтобы наше дело не вызвало ни у кого из картежников лишних подозрений, вам придется сменить свой костюм.
-- Значит, мы идем искать одноглазого? - восторженно вскрикнул Шах.
-- Да.
-- В таком случае, я через пять минут буду готов.
Он умчался с Рампалом меняться одеждой, а я, сделав кислую мину, пошла в атаку на Данилова. Как я и предполагала, мои уговоры оказались не напрасными и мужчины согласились меня взять, только в том случае, если я сменю свой наряд, смою макияж и предстану перед ними в облике юноши. Через пятнадцать минут я была готова, а мое предложение обменяться с Копперплатом одеждой, привело его в неописуемый восторг, и теперь оба – он и Рампал, щеголяли по комнатам в нашей одежде, и были похожи на двух важных господ.
Незаметно выскользнув из дома и во всем положившись на Данилова, мы спустя час оказались в каком-то полуподвале, где тускло мерцало несколько лампочек и, было жутко накурено. За столиками сидели мужчины и играли в карты.
«Об этом притоне, - сообщил нам Данилов, когда мы сюда шли, - я вчера поздно вечером узнал у того же торговца лимонадом, с которым обменялся одеждой. Не уверен, что нам сразу удастся отыскать здесь Одноглазого, но то, что он тут появляется, сомнений нет. Это самое излюбленное место картежников – бедной прослойки населения. Так же, помимо игры в карты, тут можно получить удовольствие от марихуаны и кокаина. Ими приторговывают хозяева этого заведения».
Теперь, когда мы стояли и осматривались, в одной из четырех больших комнат, я внимательно вглядывалась в каждое лицо, надеясь отыскать Одноглазого. Но все мои старания были напрасны. Уверенная, что он находиться в соседних комнатах, я, уже осмелев, и потеряв терпение, собиралась шепнуть Данилову, что не мешало бы осмотреть и их, как вдруг он направился к одному из соседних столов, возле которого сидел великовозрастный очкарик с нагловатой ухмылкой.
-- Не желаете со мной разделить игру? – гнусавым голосом спросил он.
-- Я играю по крупному, - отмахнулся от него Данилов.
Наш сосед подался корпусом вперед, и от удовольствия потер руки.
-- Отлично! Мне как раз нужны такие игроки!
-- Я играю с сильными противниками, слабаки мне не интересны.
-- Это я то слабак?! – вскакивая с места от возмущения, вскричал очкарик. – Да я здесь всех обыграл. Многие из них, до сих пор мне должны кругленькие суммы.
Мы оглянулись, и я заметила, как эти картежники закивали головами, подтверждая слова очкарика.
-- Раз так, - хитро улыбнулся Данилов, - тогда, пожалуй, я с вами сыграю.
-- Вот и замечательно. У меня для такого случая припасена новая колода карт.
Мы сели за стол и прежде, чем очкарик успел ее распаковать, Данилов сказал:
-- А может, мы сыграем нашими картами?
-- Я не против, но прежде, я должен на них взглянуть на ваши карты.
Данилов вынул из кармана три колоды карт, и молча разложил их перед соперником; делал он это не торопливо и картинно, словно собирался раскладывать пасьянс.
Осмотрев все три колоды, очкарик, обвел нас холодным взглядом, и только теперь я заметила, что у него нет двух передних зубов – сверху и снизу. Одноглазый! Я чуть не вскочила со стула и не крикнула об этом на весь притон. Оказывается солнечные очки, так же могут неплохо скрывать увечье, как и повязка. Чтоб не выдать своего волнения, я почему-то вместо того, чтобы сделать невинное лицо, скорчила нахальную улыбку, и уставилась на него. Давление, какому, он был подвергнут, заставило его глубоко задуматься. За тем он, поднял на лоб свои очки, и впился в моего шефа одним глазом.
-- Откуда у вас эти карты? – сквозь зубы спросил он.
-- Из котомки, - сказал Данилов и словно фокусник вынул ее из-за пазухи.
Он выложил котомку на стол и развязал ее.
-- Вчера мы их обнаружили в одном не успевшем открыться магазинчике. Можете проверить все ваши вещи на месте.
Одноглазый не торопился с ответом, он оценивал свое не очень завидное положение и наши силы. Похоже, он себя спрашивал: «Далеко ли мы можем зайти в своих действиях»? Но у Данилова уже был готовый рецепт, которым не воспользоваться было просто не возможно.
-- У вас, - сказал он, жестко и в тоже время приглушенно, чтобы не слышали соседи, - есть два выбора: вернуть нам два медных треугольника, либо оказаться в руках этих людей, что сидят вокруг нас. – Данилов сложил у губ трубочкой руки и шепнул: - Наверное они даже не подозревают, что вы - профессиональный шулер и играете кроплеными картами.
-- А третьего выбора у меня нет? – спросил Одноглазый, охрипшим голосом.
Теперь его взор поник, и его глаз уныло блуждал по столу.
-- Нет.
-- В таком случае я предпочитаю выбрать первый и возвращаю вам медные треугольники. Но учтите мой предок был у раджи, главным визирем, а раз так, то я тоже имею, как и другие право на долю сокровищ.
-- Об этом нам пока ничего не известно. Если в завещании раджи будет сказано, что первому визирю полагается вознаграждение, то вы его получите.
Наконец, Одноглазый вынул из кармана платок, и раскрыв его, вернул Данилову пластины.
-- Только мне, из моих предков удалось их отыскать - подавленно сказал он. - Я надеялся собрать все четыре части. Если бы мне это удалось сделать, я стал бы сказочно богат.
-- Вряд ли.
-- Почему?
-- У вас нет кинжала раджи. А он, если я не ошибаюсь, является ключом к сокровищнице.
-- А у вас он есть?!
-- Да.
После этих слов мы поднялись и, оставив картежника озабоченно хлопать глазом, пошли к выходу. Оказавшись на свежем воздухе и пройдя несколько кварталов - в сторону дома Шарку, я оглянулась назад, и заметила, что Одноглазый, соблюдая достаточную дистанцию, шел за нами. Он держался от нас в пятидесяти метрах.
-- Пусть идет, - спокойно сказал Данилов.
-- Вы его видели? – спросила я, полагая, что это открытие сделала первой.
-- Нет, но об этом не трудно было догадаться. Ведь мы даже не знаем, сколько поколений его предков гонялись за этими пластинами. Отказаться от такой сладостной мечты не так-то просто.
-- Вы правы, - согласился Шах. – Теперь он будет следить за нами, до тех пор, пока окончательно не убедиться, что сокровища от него ускользнули раз и навсегда.
-- Когда же мы увидим эти богатства? – сгорая от нетерпения, спросила я.
-- Возможно уже сегодня ночью.
Мы прошли еще квартал, остановились и Данилов, протянув Шаху медные треугольники, сказал:
-- А теперь мы расстанемся, господин Шах. Передайте, пожалуйста, эти пластины Копперплату и Рампалу.
-- А вы? Разве вы не хотите это сделать сами? – пряча в карман пиджака ценные вещицы, удивился Шах.
-- У нас с Кнышской есть еще одно важное дело.
-- Мечтаете отыскать четвертую пластину?
-- …И ее хозяина тоже.
-- Тогда пожелаю вам удачи.
Они пожали друг другу руки, и мы взяли направление к побережью океана.


Весь день мы просидели на крыше одной из высоток, наблюдая сверху за маленьким домиком в котором, как сообщил Данилов, жил наш таинственный индус. Домик этот находился от нас на расстоянии сто пятидесяти метров и был виден, как на ладони. Временами мы видели, как в его небольшом дворике появлялась женщина с оравой ребятишек, затем они исчезали, и так повторялось несколько раз. Озабоченные отсутствием главы этого многочисленного семейства, мы тревожно поглядывали на часы.
-- Похоже, наш таинственный индус на работе, - прохаживаясь по крыше, сказал Данилов. – Если он не придет к шести, придется сменить наблюдательный пункт. Но прежде чем наступит темнота, я все-таки предусмотрительно отнесу им нашу бандероль.
Он спустился вниз, и я увидела, как мой шеф быстро добрался до дома, за которым мы вели наблюдение, и исчез в нем.
Еще час назад я заметила, как Данилов приготовил небольшую коробку, в которую вложил один из фальшивых кинжалов, захваченных из дому. Коробку он обернул простой бумагой, перевязал бечевкой и при помощи сургуча и печати, сделал вполне правдоподобный оттиск. За тем он написал на коробке необходимые адреса, и она стала выглядеть, как настоящая бандероль. Не отрывая взгляда от дома, я на случай разоблачения Данилова сжала на счастье кулаки. Но мои опасения оказались напрасными, так как спустя двадцать минут мой шеф, уже появившись на крыше, улыбался.
-- Все в порядке, - сказал он, подходя ко мне. – Жена нашего Манура, - так зовут нашего индуса, - чуть не подпрыгнула от радости, кода я сообщил ей, что бандероль из Англии. Скорее всего, она посвящена в тайну кинжала и знает о сокровищах. Она при мне вскрыла бандероль, и когда увидела содержимое, от меня не укрылось, как заблестели ее глаза. Милая и обходительная, она поблагодарила меня, хотела вручить пригоршню рупий, но, заметив на комоде вот эту вещицу, - Данилов показал четвертый медный треугольник, - я ее огорошил. Я сказал ей, что собираю амулеты, разные забавные вещицы, и уговорил эту добрую женщину, продать мне ее.
-- И она продала вам ее?
-- Не сразу. Однако, немного поразмыслив, она поняла, что пластина им уже не нужна и подарила мне ее.
-- Значит, нам теперь только остается ждать, когда они начнут действовать?!
Данилов кивнул головой, и мы стали ждать развития событий.
-- Смотрите, - крикнула я ему в туже минуту, - жена Манура куда-то бежит.
И в самом деле, неожиданно для нас, со двора выбежала женщина, которую мы уже не раз видели.
-- Если она бежит звонить – это хорошо, - поднимаясь с корточек, сказал Данилов. – Но если взяла кинжал…
Мы не отрывали от нее пристальных взглядов до тех пор, пока не убедились, что она вбежала в одну из торговых лавок.
-- И что это означает?
-- Пока не знаю.
Через несколько минут, жена Манура вернулась домой, прижимая к груди какой-то увесистый сверток, а еще через пол часа домой вбежал мужчина, - по всей видимости, наш таинственный Манур. Его бег был такой стремительный, что мы едва успели его заметить.
Данилов взглянул на часы.
-- Шесть, - тревожно сказал он. – Через пол часа наступит ночь. Надеюсь, он решиться идти за сокровищами сегодня.
Не успел Данилов произнести эти слова, как мы увидели Манура с женой. Они вышли во двор, немного пошептались, за тем он поцеловал ее в щеку и, неся под мышкой длинный и увесистый сверток, завернутый в материю, быстро пошел по направлению к океану.
-- Теперь нельзя терять ни минуты, - хватая меня за руку и увлекая к лифту, крикнул Данилов. – Вы помните, где находиться дом Шарку?
-- Да.
-- В таком случае, хватайте такси или мото-рикшу и приведите всех наших знакомых. Я вас буду ждать у Ворот Индии.
Я все выполнила, как мне поручил Данилов, и через пятнадцать минут, мы его отыскали у причала.
-- Манур взял катер, - сообщил он, нам взволновано, указывая на маленькую точку, которая убегала вдоль побережья, на север. – Надеюсь, нам удастся его догнать. Я успел подыскать подходящую посудину, и уже обо всем договорился с ее хозяином. Пойдемте.
В двадцати метрах от нас, на волнах покачивался катер. Он все еще был пришвартован к пирсу. Мы поспешили к нему и, как только взошли на его палубу, помощник хозяина, отдал швартовы.
-- Подождите, - услышали мы жалобный голос с берега. – Возьмите меня с собой.
Мы оглянулись и увидели Одноглазого. Его подавленный вид взывал к милости.
-- Прыгайте быстрее, - крикнул Данилов.
Катер уже немного отошел от берега, и образовавшуюся двух метровую брешь, необходимо было преодолеть. Одноглазый разбежался, прыгнул и приземлился на борту посудины. Он забалансировал на ее краю, размахивая руками, и не схвати мы его за рубаху, он бы наверняка упал бы в воду.
После благополучной посадки, мы все увлеченные погоней перебрались на корму и услышали как на нашей посудине, заработали двигатели. Вглядываясь в сумеречную даль, мы все еще видели катер с Мануром. Но быстро сгущающая темнота, лишала нас шанса оказаться свидетелями самого интересного. Не ужели мы потеряем Манура из виду? Свои надежды мы возлагали на наш катер, и спасибо хозяину он выжимал из него, все что мог.
И вот, отчалив от берега, он вначале нехотя, а за тем все быстрее и стремительней, разрезая носом волны, помчался вдоль береговой линии, неотступно следуя за беглецом.
Теперь нам только оставалось ждать.
Через десять минут наше расстояние сильно сократилось, а еще через пять минут, между нами было не менее восьмисот метров. Мы почти праздновали победу, но радость наша была не долгой. Закончившиеся огни окраины Бомбея, скрыли от нас не только контуры самого берега, но и катер Манура. Мчаться в такой темноте было не безопасно, но предусмотрительный Шах, достал из сумки прибор ночного видения, и благодаря ему, мы могли, не сбавляя скорости двигаться дальше.
И вот настал момент, когда мы ступили на берег и, не теряя из вида Шаха, поспешили за ним. В этих поросших кустарниками и деревьями местах, он был нашим поводырем. Вначале нам пришлось взобраться на береговую возвышенность, а потом тропинка пошла на склон. Когда за нашими спинами, осталась большая часть этой дикой растительности, мы увидели впереди освещенную светом факелов, небольшую площадку состоящую из каменных руин.
Факела были расставлены по периметру, и нам не составило труда, увидеть склонившегося над мраморной плитой Манура, расчищавшего ее от камней. Его глаза были возбуждены. Притаившись, мы стали за ним наблюдать. Двадцать метров, какие нас разделяли, доносили до нас, шум ветра и глухие звуки сбрасываемых камней.
Манур был высок и худощав, но как я успела заметить, обладал достаточной силой. Закончив очищать плиту, он достал из-за пазухи кинжал, и прежде чем успел им воспользоваться, мы заметили чью-то тень. Она стрелою скользнула из-за дерева и набросилась на Манура.
-- Садиг Баждалы! – услышали мы взволнованный голос Виденторпа.
-- Вы уверены? – спросил Данилов.
-- В этом нет сомнений, - не поворачивая головы, сказал англичанин. – Я его хорошо запомнил.
А между тем, Мануру чудом удалось избежать удара ножом. Сейчас увернувшись от противника, чьи глаза сверкали ненавистной злобой, он встретился с ним лицом к лицу. У обоих в руках было холодное оружие. Пока они яростно атаковали друг друга и, отпрыгивая назад уклонялись от ударов, Шах тихо достал из кармана пистолет и взвел курок.
Схватка двух мужчин была не долгой. Получив несколько ранений в плечо и запястье, Манур - белая рубаха которого обагрилась двумя кровавыми пятнами, быстро терял силы. Шах поднял руку с пистолетом и прицелился. Сделал он это достаточно своевременно, так как Садигу Баджалы удалось выбить у Манура кинжал, и теперь он собирался всадить противнику в грудь нож. Манур одной рукой из последних сил удерживал руку противника с оружием, а второй сжимал его горло. Величина всей трагедии была в том, что мы ни чем не могли помочь Мануру. Он стоял к нам спиной и, закрывая корпусом Садига Баждалы, не позволял Шаху хорошенько прицелиться.
И вот когда силы Манура окончательно иссякли, а мы уже не надеялись на благополучный исход, раздался громкий выстрел, от которого у меня зазвенело в ушах. Садиг Баждалы покачнулся и рухнул сверху на упавшего навзничь Манура.
Мы все повернулись к Шаху и принялись поздравлять его с метким в

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: