Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  повести

Данилов и К. Тайна Виденторпа Часть 1-7

Автор: coperplat
опубликовано: 03/02/2008 17:58
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 751, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
В замке заскрежетал ключ, и дверь отворилась. Маленькой щелки оказалось вполне достаточно, чтобы мы успели ее распахнуть, и ворваться в номер. В светлом коридорчике номера мы увидели испуганного мужчину, оттесненного к стене. По всей видимости - это был Вильямс Дункинс. Он был низенького роста, крепкого сложения, и в мешковатом костюме. Глядя на его встревоженный вид, мне показалось, что он окажет нам сопротивление. Но мои опасения были напрасны. Он смотрел на нас испуганными глазами, в которых читалась обреченность.
За тем дверь за нами захлопнулась, я невольно обернулась и увидела, как Данилов закрыл дверь на ключ и спрятал его в карман.
-- Ну вот, господа, - присаживаясь в кресло, торжественно сказал он, - история с похищением кинжала герцога Веллингтона благополучно завершилась. Теперь нам осталось только выслушать признание ее непосредственных участников.
Апартаменты Вильямса Дункинса были достаточно просторны, чтобы мы все в них удобно разместились. Шикарный одноместный номер состоял из гостиной и спальни.
Виденторп тоже сел в кресло. Его болезненный взгляд блуждал из стороны в сторону, так будто не Дункинс, а он совершил подлый поступок. Возможно, ему вспоминались их совместные экспедиции, ночные беседы под открытым небом, и тот кусок хлеба, который они делили вместе. Молча, наблюдая за ним, я увидела, как, по его лицу пробежала быстрая судорога и, не поднимая глаз, он спросил с горечью:
-- Как вы могли Вильямс? Ладно -- хищение, но убийство?!
Дункинс, стоявший в дверях гостиной, вздрогнул, побледнел, как полотно, и так и остался стоять, как каменное изваяние с открытым ртом не в силах вымолвить слова. Ему на помощь пришел Данилов.
-- Нет, нет, - сказал он. – Мистер Дункинс к убийству не причастен. Его совершила ваша горничная Инесса Кениген.
Дверь спальни тихо отворилась и оттуда вышла высокая, совершенно другая девушка, не та, что нас с Даниловым встречала в доме Виденторпа. Ее мертвецкая бледность не поддается моему описанию. Вслед за нею из спальни вышел один из наших провожатых, и сообщил что в номере больше никого нет.
Инесс Кениген обвела нас пустым взглядом, и мы заметили, что помимо влажных глаз, ее бил сильный озноб. Чтобы не упасть, она присела на краешек дивана, сцепила дрожащие руки в замок и с надрывом сказала:
-- Все верно. Мистер Дункинс к убийству никакого отношения не имеет. Его совершила я одна.
-- Не без помощи Садига Баждалы, - добавил Данилов.
Инесса Кениген ничего не ответила, а только обхватила лицо руками, и горько зарыдала. Возможно, ей хотелось сладкой и беспечной жизни, возможно, все было иначе, причины, побудившие ее совершить это злодеяние, я пока не знала. Но только теперь, осознав всю степень тяжести своего поступка, она видимо горько раскаивалась в нем.
Она снова сцепила руки в замок; смятение и обреченность читались в ее лице. Совсем еще моложавое, оно внезапно обострилось чертами, потемнело, и выглядело на много старше прежних лет.
-- Впервые, я увидела, мистера Дункинса, - начала свой рассказ Инесса Кениген, - двенадцать лет назад, когда однажды он гостил у моего хозяина, мистера Виденторпа. У меня хорошая память на лица, и мне достаточно один раз увидеть человека, чтобы его навсегда запомнить. С тех пор прошло много лет, и вот год назад, не смотря на большой срок, к нам в дом снова заглянул мистер Дункинс. Его появление было не случайным, он заведомо знал, что мистера Виденторпа нет дома, и пришел, чтобы сделать мне, как он сказал, одно важное и значительное в моей жизни предложение. Оно сводилось к возможности: без лишнего усердия и хлопот, заработать в кратчайший срок, приличную сумму денег. Не скажу, чтобы со мной плохо обходился, мистер Виденторп, скорее всего наоборот. Его теплые отношения ко мне, были такими, какие бывают у отца с дочерью. Я находилась на полном обеспечении, жила под его крышей, и исправно получала жалование. Кое-что я отсылала домой, кое-что тратила на себя и даже умудрялась понемногу откладывать себе на приданное.
К тому времени я познакомилась с одним замечательным человеком по имени Садиг Баждалы. Обходительный и обаятельный, он сумел завладеть моим сердцем. И вот, уже не было дня, чтобы мы не встречались, не было ночи, чтобы я о нем не думала. Наши встречи были для меня проблеском надежды на счастливое будущее. Замужество, о котором я мечтала с юных лет, теперь было не заоблачной мечтой, почти реальностью. Каждый день, Садиг шептал мне нежные слова и говорил пламенные речи, от которых я приходила в неописуемый трепет. Он занимался семейным бизнесом, связанным с торговлей мануфактуры, и не раз сокрушался, заявляя, что, не смотря на нашу помолвку, его родители будут против нашей женитьбы.
«Они, - говорил он мне, - мечтают женить его если не на богатой, то, по крайней мере, на самостоятельной девушке с приличным заработком». Такие слова болезненно отзывались в моей душе. За все время, что я работала, у мистера Виденторпа, я освоила интересную профессию: дизайнера - интерьеров, и при наличии незначительной суммы денег, могла бы открыть свое маленькое дело, в успехе которого я нисколько не сомневалась. Но тех средств, что я имела, было явно не достаточно, а все деньги Садига были вложены в семейный бизнес. Однако предложение мистера Дункинса, давало такую надежду.
Он сообщил мне, что если бы можно было похитить у мистера Виденторпа кинжал Веллингтона, тоя бы получила взамен приличную сумму денег. По началу такое предложение меня сильно напугало. Я не хотела о нем даже слышать. Но вкрадчивые слова мистера Дункинса, все же смогли заронить в мое сознание мысли, к которым я не раз потом возвращалась. «Я не тороплю вас с ответом, - сказал он мне в тот день, - но на всякий случай оставляю свой адрес в Индии, где давно живу. Если вы решитесь мне помочь, то вложите в конверт маленькую записочку и пошлите мне письмо. Я вам обязательно отвечу. Чтобы вас не скомпрометировать, пошлю письмо: «До востребования», на ваше имя».
С тех пор по сегодняшний день мы не виделись. Но всякий раз, встречаясь с Садигом, перед моими глазами, всплывал образ мистера Дункинса. Я вспоминала его вкрадчивую речь, в которой он со мною говорил, как с равной. И вот однажды, я рассказала Садигу об этом предложении. На мое удивление он воспринял его спокойно, и даже обещал при необходимости оказать содействие. Я ни сколько не сомневаюсь, что подобное согласие было вызвано большой ко мне любовью.
И вот, пол года назад, я разработала план. Я знала, что мистер Виденторп собирается покинуть Лондон по случаю проведения в Москве выставки. Так же я знала, о русском художнике Михаиле Греку. Мой хозяин часто упоминал это имя, когда затрагивал тему о живописцах. Но, как выкрасть кинжал Веллингтона, если мистер Виденторп никогда с ним не расставался? Тогда я решила, при удобном случае, заменить настоящий кинжал на фальшивый. Конечно, в этом деле были свои сложности: необходимы были фотографии кинжала, его точные размеры. Я дала Садигу часть своих денег, и он легко справился с этим заданием, съездив в Польшу, где тогда проходила выставка.
-- Что ж все верно, - понимая как трудно говорить Кениген, сказал Данилов. – За тем вы приехали с Садигом в Москву, и разыграли перед мистером Виденторпом замечательный театральный этюд. Пока ваш поклонник выдавал себя за пострадавшего, вы успели снять с машины сигнализацию, открыть ее, и выкрасть портфель. Но заменить, на месте подлинник на фальшивку, вам не удалось; слишком было рискованно, да и портфель был не простой, а с кодовым замком. Кстати, тогда вы по неосторожности поранили себе ухо.
Только сейчас мы заметили, что прикрытая каштановыми волосами правая мочка уха Инессы Кениген, заклеена маленьким кусочком пластыря.
-- И должен заметить совершили, еще одну не простительную ошибку, - продолжал говорить Данилов. – Вы обронили свою сережку, которую я отыскал под сиденьем машины. Времени было так мало, что вы не решились ее искать. А между тем, ваше положение с ее потерей только усугубилось.
Данилов вынул из кармана маленькую сережку, упакованную в полиэтиленовый пакетик, и передал ее одному из представителей власти.
-- На этот случай, - продолжал он, - у вас был запасной план, который я уверен, вы не собирались осуществлять. В ваших планах было немедленно вернуться в Лондон. Но как с такой заметной приметой, как ободранная мочка уха пересечь границу? Риск быть задержанной с похищенным кинжалом был огромен. Но лучше бы вы воспользовались им, чем решились осуществить вторую часть плана. В таком случае вы бы не пошли на более тяжкое преступление. Однако мысленно вы к нему уже были готовы. Этот вывод вытекает из того соображения, что вы предусмотрительно захватили из дома вашего хозяина одну из картин. Это было полотно – Дюрера.
Оказавшись в такой ситуации, вы созваниваетесь с художником Греку, и сообщаете ему, что у вас есть ценная картина. Встречу, вы назначаете у него дома, ведь вам нужно не только его отравить, но и подкинуть фальшивые ножны. Только в этом случае, вы отводите от себя подозрение. И так, ваша встреча состоялась. Пока он проверяет подлинность полотна, вы успеваете его угостить коньяком, который принесли с собою. Свою рюмку вы, наверное, унесли, но вот в его - успели незаметно всыпать стрихнин. Дело сделано. Яд действует мгновенно. После того, как Греку замертво упал, вы положили на стол бутылку коньяка, которую до этого держали в руке, подняли с пола рюмку выпавшую из руки художника и поставили ее возле бутылки.
-- Этого не может быть, - вскакивая с места и глядя безумными глазами на Данилова, вскрикнула Инесса Кениген.
-- Чего не может быть?
-- Вы не могли там быть. Я бы вас сразу обнаружила.
-- Верно, меня там не было. Я пришел чуть позже и отыскал кучу ваших ошибок.
После этих слов, вспыхнувший взгляд Инессы Кениген, внезапно поник, и она снова села на край дивана.
-- Дальше развитие событий, - продолжал говорить Данилов, - приобрело сумбурный порядок. Вас, что-то или кто-то встревожил. Не исключено, что зазвонил телефон. В панике вы покидаете квартиру, но при этом успеваете бросить на стол фальшивые ножны. Теперь вы не сомневаетесь, что следствие пойдет по ложному пути, а обвинение в хищении кинжала Веллингтона, падет на Греку. В своем дерзком плане, вы бы непременно преуспели, если бы мистер Виденторп, по счастливой случайности не обратился ко мне. Мы как видите, тоже не сидели сложа руки. Не подозревая о том, что мы напали на ваш след, вы посылаете мистеру Дункинсу телеграмму, в которой сообщаете ему, об успехе вашего мероприятия, и гостиничный номер телефона. Об этом я узнал, проверив все телеграммы, отправленные за эти несколько дней в Индию. Среди трех сотен – была и ваша с инициалами «И. К.» – Инесса Кениген. Прилететь мистеру Дункинсу удалось только сегодня, но этот слегка затянувшийся приезд, ни как не расстроил ваши планы, и сделка состоялась.
Инесса Кениген отвела в сторону впавший в прострацию взгляд, и должно быть, поражалась тому, как смогли разгадать ее хитро продуманный план.
-- А теперь, пожалуйста, верните, мистеру Виденторпу, настоящий кинжал, - потребовал Данилов.
Инесса Кениген даже не вздрогнула, в то время как, мистер Дункинс внезапно отшатнулся назад, и его руки невольно прижались к груди. Не было сомнений, что там он прятал кинжал.
Данилов подошел к нему и, протянув руку, сказал:
-- Мистер Дункинс, не усугубляйте и без того ваше плачевное положение. Верните мне кинжал.
Дункинс мгновенье размышлял, а потом, смерившись с обстоятельствами, вернул приобретенную вещь.
-- Возьмите, пожалуйста, мистер Виденторп, - поворачиваясь к нашему клиенту, сказал Данилов. – Хотя постойте. Дайте я, на него сначала взгляну. Он вынул из кармана лупу, и раскрыв кинжал осмотрел внутреннюю часть ножен, у его основания.
-- Я так и знал, - рассмеявшись, сказал он, - Вы, мистер Дункинс приобрели фальшивку. Вас, как и мистера Виденторпа удачно надули.
-- Как фальшивку?! - тараща глаза во все стороны, спросили в два голоса Дункинс и Виденторп.
-- Да господа. Фальшивых кинжала было два. А теперь сударыня, - повернувшись к Кениген, сказал он, - верните настоящий кинжал.
Инесса Кениген открыла свою сумочку и, достав оттуда кинжал, нехотя отдала его Данилову. На что она рассчитывала, подменив Дункинсу кинжал? На помощь своего друга Садига Баждалы? На то, что им удастся его продать? Этого мы не знали, а потому следили за развитием событий, боясь пропустить, что-то очень важное и знаменательное. После тщательного осмотра, Виденторп получил свою вещь в целости и сохранности. Окрыленный этой удивительной находкой, он по-юношески вскочил со своего места, и, засияв от счастья, взял протянутый кинжал. Тщательным образом, он его осмотрел, и с облегчением сказал:
-- Он! Вне сомнения он!
Эти слова и меня вернули в состояние умиротворения, потому что, я поняла, что теперь и нам с Даниловым не придется краснеть, перед Виденторпом. Потраченные деньги в Лондоне, были честно нами отработаны.
Виденторп повернулся к Дункинсу и спросил:
-- Как могло случиться Вильямс, что вы решились на такой шаг? Ведь когда мы виделись, пусть это было двадцать лет назад, наша научная работа нас окрыляла. Мы жили и дышали ею. Какая беда с вами произошла?
Горькая усмешка скользнула по лицу Дункинса. Он виновато взглянул на своего друга и, преодолевая хрипоту голоса, сказал:
-- Много воды с тех пор утекло. Вы Ирвинг об этом не знали, но сразу по окончанию университета, мои родители, мои, если помните – состоятельные родители, внезапно обанкротились. Все, что мне оставалось делать, так это в экспедициях ковырять в земле червей, и сносить зной и стужу. Но на долго меня не хватило. Долги были велики и вскоре, чтобы избавиться от кредиторов, мне пришлось продать свой дом. Я поселился в маленькой деревушке близ Бирмингема и влачил безрадостную и лишенную необходимого достатка жизнь, к какой привык. Не знаю, простите вы меня или нет, но все-таки постарайтесь хотя бы понять. Окажись ваш кинжал в моих руках, я бы снова зажил прежней жизнью. Два миллиона фунтов стерлингов – это минимум, что я мог за него выручить.
-- Мне грустно это слышать Вильямс. Я прощаю вас, как простил бы любой христианин. Вы правы, жизнь не всегда бывает сахаром, но мы в праве ее улучшить. Вправе, но только не таким образом.
-- Но где же Садиг Баждалы?
Этот внезапный, интересующий всех нас вопрос, прозвучал из уст одного штатского представлявшего службу быстрого реагирования. Мы все взглянули на Данилова.
-- Увольте меня господа, - весело рассмеялся он. – Но Садига Баждалы давно нет в нашей стране. Сейчас он находится далеко отсюда.
Когда задержанных увели, когда мы вернули себе, два фальшивых кинжала, вместе с полотном Дюрера, Виденторп восхищенно глядя на нас, спросил:
-- Но как вам друзья удалось распутать это сложное дело?
-- Я вам об этом расскажу по дороге. Пойдемте на воздух.
Втроем, мы покинули отель, и вскоре оказавшись в маленьком скверике, присели на лавку. Вокруг прогуливались люди, но мы заинтригованные разгадкой этой запутанной истории ждали от Данилова объяснений.
Продолжение следует.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: