Навигация
Рубрикатор
Друзья

Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
ICQ:433125


Код нашей кнопки:



Рубрика:  повести

Данилов и К. Тайна Виденторпа Часть 1-4

Автор: coperplat
опубликовано: 30/01/2008 05:37
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 730, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
Сколько я ни старалась выяснить у Данилова, о какой зацепке он говорил Виденторпу, мне так ничего и не удалось узнать. Зато спустя несколько часов, после этой беседы, у нас уже на руках были визы, а на следующий день рано утром мы вылетели во Франкфурт. В Германии мы пересели на самолет английской авиакомпании. Пересадка длилась не более часа, и вот мы уже в лондонском аэропорту «Хитроу».
Наш багаж, состоящий из двух дорожных сумок, таможенная служба даже не стала осматривать. Скорее всего, их бдительность притупила моя растерянность. То и дело, дергая Данилова за рукав, я старалась ему показать, то, что сама видела впервые. Голова моя вращалась на триста шестьдесят градусов, выпученные глаза, как у раздавленной трески поражали своей округлостью видавших виды авиапассажиров. Не знаю, что обо мне думали эти уважаемые люди, но от смены поясов, атмосферы, я была не своя. Когда же мы спустились в метро расположенное в здании аэропорта, то я окончательно потеряла над собою контроль. Мой восторг выражался мычанием и междометиями.
Данилов все это время хранил глубокое молчание. От дома и до Лондона, он ни разу не взглянул на меня, и мне думается, что потеряйся я где-нибудь во Франкфурте, он бы этого не заметил. Его таинственное молчание, серьезный задумчивый вид, вызывали во мне справедливый протест. Создавалось впечатление, что вместо секретарши за ним семенит болонка. Дважды, я пыталась наладить с ним контакт, и дважды мои отчаянные попытки были пресечены холодным жестом его руки.
Словно поводырь, он вел меня по улицам туманного Лондона, пока мы не остановились у Гайд Парка, возле милого отеля «Александра». Думаю, что случилось это не спроста. Красно-белое здание четырехэтажного здания на семьдесят пять мест, как нельзя лучше устраивало наш скудный бюджет. Судя по тоненькому конверту, который исчез, в кармане Данилова, величина его была не велика.
Мой чистенький и уютный номер с душем, телефоном и телевизором, выходил окном на викторианские строения корнями уходивших, в историю. Он находился на третьем этаже и легкий туман и моросящий дождь, создавали за окном иллюзию миража.
Не долго думая, я бросилась в номер Данилова. К этому времени, он успел принять душ и теперь просматривая маленький справочник, звонил куда-то по телефону.
-- Ущипните меня, - выдавила я ему.
Он прикрыл рукой трубку и вопросительно посмотрел на меня.
-- Я хочу проверить, не сон ли это?
-- По-моему такой вопрос мучает еще половину лондонцев и постояльцев отеля.
-- С чего вы взяли?
-- Дело в том, что вы забыли снять со своего пиджака бейджик.
Данилов был прав. Бейджик, на котором красовалось мое имя и, должность секретарши детективного агентства «Следы на воде», по-прежнему красовался у меня на лацкане пиджака. «Боже! – пронеслось в моей голове. – Что же теперь делать? О какой секретной миссии, о каком расследовании можно говорить, если англичане уже знают, что к ним пожаловали русские детективы». В эту минуту я поняла, что для детективных дел не рождена. Я покраснела до ушей и пулей вылетела из номера шефа. Не знаю, рассмешил ли Данилова мой глупый вид, но в эту минуту мне хотелось одного: запереться в своем номере и никого не видеть.


Разбудил меня стук в дверь. Когда я открыла глаза, то увидела, что за окном рассвело. Оказывается я, так и не раздевшись, уснула. И вот теперь соображая, как это могло произойти, заметила, что вместе с новым днем в мой номер ворвался еще и непрошеный гость.
-- Вы уже встали душечка? – раздался в дверях ее французский, певучий прононс.
Я увидела невысокую женщину лет шестидесяти, с вытянутым благожелательным лицом. Француженка стояла в дверном проеме и держала в руках маленький хромированный поднос.
-- Я ваша соседка, - не дожидаясь моего ответа, сказала она. – Мой номер рядом. – Она подошла к моей постели и поставила поднос на туалетный столик. И только тут я заметила, что на подносе чашка чая и две аппетитные булочки. – Английский завтрак для русского детектива, - не желая меня обидеть, сказала она улыбаясь. – Меня зовут Фани де Марикур.
Глупо хлопая глазами, я пыталась понять, что бы это значило, но, прочтя мои мысли, она сразу пояснила:
-- Ваш кавалер, вчера просил, чтобы я показала вам Лондон. Вы не против такой программы?
Наконец-то я поняла, что произошло. Не желая обременять свое общество моей персоной, Данилов решил самостоятельно вести расследование. Он меня бросил, оставил на попечение этой мисс Марпэл, пусть и француженкой по происхождению, и это было, так же очевидно, как и то, что я готова была расплакаться. Выбора другого у меня не было и, пожав плечами, я дала свое согласие.
-- В таком случае поторопитесь. Приведите себя в порядок, позавтракайте, и мы отправимся с вами на прогулку.
От ее искренней расположенности веяло таким детским задором, что мне невольно показалось, что эта не унывающая и чуткая женщина, сумет поднять мое поникшее настроение, а так как оставаться по отношению к ней в постели было бы неуважительно и бестактно, я улыбнулась ей, и сразу поднялась.
-- Кстати, уже приближаясь к дверям, сказала она, - ваш кавалер сегодня не ночевал в номере. Вы это знаете?
Ее новость меня огорошила. Я призналась, что ни чего об этом не знаю. Моя новая знакомая уловила в моем голосе нотки раздраженности, заметила досадное недоумение, и успокаивающе сказала:
-- Не печальтесь, деточка. Раскрытие убийств не такое легкое дело, как может показаться на первый взгляд. Кто знает, возможно, нам еще удастся застать вашего кавалера на Бейкер-стрит, где он до сих пор пытается взять правильный след.
Ее французский юмор, меня не только не обидел, но даже сумел рассмешить. Я представила себе, как Данилов ползает у знаменитого адреса на четвереньках с лупой в руке и, всматриваясь в обувь прохожих, пытается обнаружить на них русскую пыль.

Весь день, в плоть, до двадцати двух, мы с Фани де Марикур осматривали достопримечательности Лондона. Можно с уверенность сказать, что для первого дня, мое неуемное любопытство было вполне удовлетворенно. Мы многое увидели интересного, вдоволь наболтались, и только, когда вернулись в отель, я вспомнила с какой целью, пожаловала на берега туманного Альбиона.
Угрызения совести, какое мне довелось испытать в эту минуту, заставило меня заглянуть к Данилову в номер. Я хотела принести ему свои извинения. Но, как ни странно, этого бродяги в номере не было. Где он, до сих пор ходит, я не знала, поэтому раздираемая любопытством, стала ждать его прихода. В отеле он появился только глубокой ночью. На часах было без четверти два. Ни знаю, какие намерение у него были на следующий день, но мое внезапное появление в коридоре, застало его врасплох.
-- Вот я вас и поймала, - заметив его крадущуюся походку, воскликнула я от негодования. – Теперь вам от меня не сбежать.
-- Не кричите так громко, - напоминая мне о времени, сказал он строго.
Его резкий тон заставил меня умолкнуть.
-- А теперь скажите, чего вы хотите?
-- Я хочу честно отработать заработанный хлеб.
-- Желаете, что бы я вас взял в дело?
-- Да.
-- Должен вас разочаровать, - сказал он резко, - но пока мы работаем в долг. К тому же, вы только все испортите. Так что идите спать.
Я чуть не расплакалась от досады. Услышать о себе такие не справедливые речи. Мне по началу хотелось наброситься на него с кулаками, но я быстро сообразила, что таким образом все испорчу, а потому перегородила ему дорогу, и со всей вырывающейся из сердца болью, сказала:
-- Но это не справедливо!
Этот каменный истукан, в груди которого, как ни странно оказалось сердце, все-таки смягчился.
-- И вы обещаете себя хорошо вести? - как школьницу спросил он меня.
-- Да.
-- Тогда прекратите раскисать, и отправляйтесь спать. Завтра утром, мы вместе отправимся в гости к Инессе Кениген.
-- Это правда?
-- Обещаю.
Когда я улеглась в постель, мои мысли еще долго не давали мне уснуть. Я думала о завтрашнем дне, и о том, как мы его проведем с Даниловым. Не знаю почему, но день, мне представлялся добрым. Думая обо всем этом, я разглядывала на потолке и на стенах смешные тени, желая найти в них хоть какую-то подсказку. Но неожиданно мною завладела дремота и прежде размытые очертания и безобидные тени, вдруг с невероятной быстротой стали обретать зловещие формы. И вот я уже могла отчетливо различить: фигуры и лица. Я увидела Виденторпа, и Садига Баждалы. Ругаясь, и пиная друг друга ногами, они с остервенением вели борьбу за кинжал Веллингтона. Потом внезапно исчезали, и словно в заезженной пластинке появлялись снова, чтоб мучить и терзать меня своим присутствием.
После таких сновидений я встала, совершено, разбитой. Но свежий воздух туманного утра вернул мне хорошее настроение. Воспользовавшись метрополитеном, мы с Даниловым добрались до Лористон-Гарденс и, свернув на Брикстон-роуд, к девяти утра стояли возле дома Виденторпа.
Глядя на квадратное строение с огороженным невысоким металлическим заборчиком и аккуратным садиком, с парой сверкающих чистотой окон, мне невольно представилась Инесса Кениген. Мое воображение рисовало ее: в темной униформе с отложным накрахмаленным белым воротничком и в переднике.
Когда мы позвонили в дверь, нам ее открыла именно такая девушка, какой я ее себе представляла. Высокая, чуть худощавая, с прибранными темными волосами, она приветливо нам улыбнулась, и когда мы объяснили причину нашего визита, извиняясь, ответила, что мистер Виденторп в отъезде.
Обнаружив наше поникшее настроение, она быстро достала из кармана передника маленькую картонку, и протянула нам. На визитной карточке был номер мобильного телефона ее хозяина.
-- Возьмите господа. И, пожалуйста, передайте, мистеру Виденторпу, от меня привет.
-- А разве вы сами не можете этого сделать? – спросил Данилов.
-- Могу, но любой телефонный звонок стоит денег. Впрочем, если это для вас обременительно, то забудьте о моей просьбе. Ведь позавчера я с ним уже говорила по телефону. Но на этот раз он сам звонил. Даже пришлось выбегать из ванной.
Мы улыбнулись ей, как старые приятели, потом поблагодари и, пообещав непременно передать привет Виденторпу, попрощались. Когда мы шли по такой же ухоженной, как и палисадник, тропинке, наши спины еще долго чувствовали ее удивленный взгляд.
-- По-моему она нам не поверила, - сказала я Данилову, когда мы свернули на соседнюю улицу.
-- С чего вы взяли?
Я пожала плечами и высказала первое, что пришло на ум:
-- Англичане вначале звонят, а потом наносят визит.
-- Чепуха. Так делают все культурные люди. Нельзя же подозревать человека во зло намерении, только потому, что он не следует правилам этикета. Скорее всего, она нас посчитала, такой же деревенщиной, какой является сама. Милой, но из предместья.
Не смотря на то, что Данилов погрузился в раздумья и не охотно отвечал на мои вопросы, я все-таки терзаемая туманностью этого дела, старалась хоть что-нибудь из него выудить.
-- Что вы о ней думаете? Виновата она или нет?
Мой вопрос его явно обозлил, так как он сразу затарахтел языком и стал похож на растревоженный пчелиный улей.
-- Чтобы доказать виновность человека, - сказал он наставительным тоном, - необходимо собрать достаточное количество фактов, подтверждающих его вину. Если этого не сделать или провести поверхностный сбор, то неминуемо произойдет беда. Пострадает совершенно невинный человек, в то время как убийца будет разгуливать на свободе. По-моему это понятно даже младенцу. На данном этапе мы собираем факты. Поэтому, Кнышская, повременим делать преждевременные выводы.
-- Но вы хоть, что-то отыскали?
-- Пока я нахожусь на пол пути. Одно с уверенностью могу сказать, что художник Греку к хищению кинжала, не имеет ни какого отношения.
-- Как не имеет? А ножны?
-- Ножны ему подкинули, но сделали это после того, как уже отравили.
-- Но, как такую версию доказать?
-- Очень просто. Вы помните, как была расположена на столе скатерть?
-- Конечно. Она держалась на одной половинке стола.
-- Другими словами один из ее краев проходил по центру.
-- Совершенно верно.
-- Вот эта деталь, как раз и доказывает его невиновность.
-- Может вам и доказывает, но я ровным счетом ничего не понимаю.
-- Сейчас объясню. Чтобы восстановить события, которые происходили на квартире у художника, достаточно включить логическое мышление, где одна весомая деталь будет опровергать другую. И так, начнем. При осмотре квартиры, мы ясно видели, что при падении художник зацепился рукой за скатерть и потянул ее на себя.
-- Верно.
-- В таком случае скажите мне, каким образом, после того как Греку был отравлен, в центре стола оказалась бутылка со стаканом? По логике вещей она должна была упасть. А теперь давайте попытаемся скатерть вернуть в ее обычное исходное положение. Что происходит с бутылкой? Правильно. Она вместе со скатертью перемещается к краю стола, а дальше… оказывается на полу. Но этого не произошло по той простой причине, что ее положили после отравления Греку. Отсюда следует, что убийцы очень торопились и впопыхах не заметили этой очень важной детали. Далее, пытаясь сбить следствие с правильного пути, они подкидывают художнику ножны. Скажу больше, ножны оказались жалкой, хотя и искусной, подделкой.
-- Не может этого быть?
-- И, тем не менее - это так. На столько искусной, что, даже, сам Виденторп не заметил подмены.
-- Или не хотел заметить?
-- А вот это мы узнаем уже сегодня.
-- Каким образом?
-- Если, Кнышская, у вас еще не пропала охота таскаться за мною по Лондону, то мы ночью незаконно проникнем в дом Виденторпа.
Меня охватил ужас. Быть пойманной, предстать, как воровка перед судом присяжных заседателей, оказаться в тюрьме - это слишком. Ни какая бесплатная экскурсия: ни в Лондон, ни в Париж, этого не стоят. Я саркастически рассмеялась ему в лицо и независимо от того буду я отстранена от дела или нет, сказала какую-то обидную фразу.
-- Я так и думал, - спокойно отозвался он. – Что ж, пойду сам.
-- Напрасно думали. Я иду с вами.
Не знаю, что послужило толчком так быстро изменить свое мнение и пойти на поводу у Данилова. Скорее всего я почувствовала, что могу ему доверять; мне даже показалось, что он способен выпутаться из любой ситуации и не оставит меня в беде. Немного поостыв, я привела свои мысли в порядок и уже спокойно спросила:
-- Но как вам удалось, узнать, что ножны фальшивые?
-- Все очень просто. Говоря «просто», я отношу это к тем людям, кто умеет подмечать детали, ускользающие от невнимательных глаз. Случилось это еще в вашем агентстве, когда я разглядывал через лупу ножны, а Виденторп подумывал, стоит ли нам раскрывать свою тайну. Уже тогда я заметил на внутренней стороне ножен, почти у самого основания клеймо какой-то лондонской фирмы, датированное нынешним годом. Эта ускользнувшая от вас деталь, мне подсказала, что ножны Веллингтона, а также сам кинжал, находятся в другом месте; она же навела меня на мысль, что не плохо было бы съездить в Лондон и пообщаться с хозяином этой фирмы. Ее логотип, так четко различающийся через увеличительное стекло, я отыскал здесь в одном из справочников. Если вы еще полны оптимизма и не устали, то мы сейчас же отправляемся туда.
Неожиданное и заманчивое предложение, каким меня осчастливил Данилов, пришлось мне по вкусу.
-- Конечно! - воскликнула я, задыхаясь от восторга. – Я ни капельки не устала.
Продолжение следует.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!



Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: